Личный опыт: как меня изменила неделя полного молчания

ЖенскийЖурнал

52 Просмотры 0

Как я пришла к медитации

Меня зовут Ольга, мне 42, по образованию психолог. Существует стереотип, что я должна знать ответы на все вопросы. Но ведь не зря Сократ говорил: «Я знаю только то, что ничего не знаю». Это идеально отражает ситуацию: чем больше ответов находишь, тем больше вопросов возникает.

Несколько лет я находилась посреди огромного количества проблем: долго не могла найти работу, с моим ребенком постоянно происходили конфликты, любимого человека рядом не было и вовсе. Казалось, жизнь повернула совсем не туда, все против меня. Я постоянно слышала от дочери, что она не хочет со мной общаться. Это было больно, это не списывалось на переходный возраст, потому что ей было 20 лет

Мне нужно было содержать ее и мою мать, при этом поиски работы постоянно заканчивались провалами. А так хотелось обеспечить всем хорошую жизнь…

Фото:
личный архив героини

Попытки что-то поменять делали хуже: дочь не шла на мировую, «большая и чистая» так и не освещала мою жизнь, работодатели говорили заученное: «Вы хороший специалист, но нам сейчас не подходите». Хотелось запереться в комнате, плакать и никого не видеть.

Тогда я задумалась: для чего мне даются те или иные испытания? Зачем я здесь? Почему все происходит именно так?

В этот период жизни я узнала о духовных практиках и пыталась найти успокоение в медитации. Но медитации в привычном понимании не производили должного эффекта: я все еще выходила из себя в ненужные моменты, срывалась на дочку. И однажды решила: нужно срочно что-то менять, в противном случае я потеряю все, что имею. И чудо произошло, потому что через два дня после этих размышлений друг рассказал мне о курсе медитаций Випассана.

Что такое Випассана

Випассаной называют технику медитаций. Главное правило самой медитации — ни о чем не думать и направить всю энергию на работу со своим сознанием.

Практикуют Випассану в медитационных центрах. Попасть туда может любой желающий независимо от возраста и сферы деятельности. Все, что вам нужно, — регистрация и готовность пройти полный курс с предлагаемыми правилами и предписаниями.

В медитационном центре в течение 10 дней вы пребываете в молчании, не отвлекаясь на других людей и воздействия внешней среды.

Медитации проходят три раза в день по одному часу. В течение часа медитирующий находится в неподвижном состоянии.

В центре, куда попала я, по умолчанию пребывание бесплатное. Правда, на выходе уже по завершении курса все-таки была коробка, куда желающие клали свои пожертвования. Так мы оценивали пользу, которую дал нам курс. Если практики ничего не дали, то можно не оставлять ничего, но такие случаи — редкость.

Фото:
DigitalVision/Getty Images

10 дней тишины

И вот я приехала в медитационый центр. Перед началом организаторы трижды уточнили, согласна ли я соблюдать молчание. Делается это для того, чтобы убедиться в твердости моих намерений.

Люди туда приезжают абсолютно разные: от бизнесменов и менеджеров до тех, кто в 18 лет ушел из дома и всю жизнь не работал, потому что посвятил жизнь служению в храмах. Возраст тоже сильно варьируется: самому младшему участнику курса было 18, самому старшему — 56. Здесь не было никаких стандартов.

Центр поделился на мужскую и женскую части, обмениваться нельзя было даже взглядами.

В первый день в 21:00 началось Благородное молчание. Мы сдали смартфоны, ноутбуки и все, что так привычно иметь при себе городскому жителю. Но в экстренной ситуации разрешили сделать или ответить на телефонный звонок.

Условия для проживания похожи на лагерь-пансионат. Комнаты общие, по 5-6 кроватей в каждой, на полу, как монахи, никто не спал. Всем было комфортно.

Режим строгий. Вставали мы в 4 утра, ложились спать в 21:30. Питание было пять раз в день (шведский стол), последний прием пищи — просто травяной чай. Рацион состоял из вегетарианских блюд, потому что легкое питание идеально подходит для медитаций.

Основная часть — медитации. Свободного времени было не так много: в течение дня все ходили на лекции духовных наставников, вечером я гуляла по медитационному центру, помогала его работникам.

Фото:
Tom Werner/ DigitalVision/Getty Images

Терпение и труд

В первые два дня было тяжело. Постоянно порывалась с кем-нибудь поговорить, на медитациях хотелось кричать от боли в ногах из-за неподвижного положения. Об успокоении мыслей внутри и речи не шло — во мне был океан сопротивления новым правилам. Во время медитаций постоянно думала о том, когда уже это все закончится. На второй день вообще возникло желание уехать. Казалось, я не выдержу не то что духовно, даже физически. Но намерения остаться победили.

Я сказала себе, что смогу, что это уникальный опыт. Что в противном случае все в жизни останется так, как есть. Моей главной поддержкой стало желание вырваться из порочного круга моей слабости. Полагаться надо было только на себя, здесь никто физически не смог бы сказать: «У тебя все получится». Либо я иду вперед, либо продолжаю падать в бездну.

Так я приняла условия жизни в центре. Теперь для меня ранний подъем был мотивацией больше успеть, а не разочарованием, что я не поспала. В свободное время мне уже было не так страшно уходить глубоко в себя и анализировать происходящее.

Наедине с собой гораздо ярче проявляются все недостатки: стало понятно, почему дочь так противится моим наставлениям. Я просто преподносила их как нравоучения, а не как советы подруги. Я пыталась искать работу для денег, а не то, что по душе, поэтому любой отказ вызывал во мне всплеск ярости.

Фото:
Getty Images

Что мне дала Випассана

В последний день Благородного молчания женская и мужская половины соединились. Нам разрешили обменяться полученными впечатлениями.

Меня поразили слова беременной девушки, которая сказала, что, несмотря на весь физический дискомфорт, она счастлива, что побывала здесь. Представьте себе медитацию по часу, да еще и в положении. Это невероятный поступок!

Мне Випассана подарила спокойствие: я стала понимать, что нельзя срываться на близких. Никакие мои проблемы не должны отражаться на тех, кого я люблю. Я начала чаще молчать. Это неудивительно после такого опыта, потому что ценность слов на Випассане открылась мне с другой стороны. Я слишком часто пыталась всех чему-то научить, это касалось и моей дочери, и «вторых половинок». Теперь я чувствую, что у каждого свое личное пространство и свой опыт.

Раньше я раздражалась, что дочь может не отвечать на мои звонки, а теперь я чувствую, что у нее своя жизнь, которую она строит сама. Она не верит в то, что 10 дней смогли донести мне то, что я упорно не слышала уже который год. Но моим переменам она счастлива.

Этот курс — фундамент на всю жизнь. Подобный опыт сильно меняет людей. Единственный минус — люди могут перестать понимать тебя, некоторые воспринимают это как сумасшествие. Спокойствие иногда даже вызывает агрессию в ответ, многим непонятно, как можно блокировать всплески эмоций.

Но если вы чувствуете, что организм и психика на грани, нужны перемены… Я своим знакомым советую попробовать данную практику медитаций. Уехать оттуда можно в любой момент, а шанса получить такие эмоции и опыт может не представиться.

Мнение эксперта

Дарья Старовойтова

Дарья Старовойтова

Психология

Психолог, гештальт-терапевт, карьерный коуч

Как правило, в около- и парапсихологические практики люди приходят на фоне длящегося уже несколько лет жизненного кризиса. Когда опора и надежда на собственные ресурсы иссякла еще позавчера и сил терпеть больше нет.

Я и сама пришла в психологию на фоне последствий общения как раз с парапсихологами. Увы, мой личный опыт был трагичен.

В надежде спасти дорогого человека мы пробовали все возможные способы. В итоге помочь тяжело больной бабушке так и не удалось, я оказалась в состоянии депрессии и полной выключенности из жизни… После нескольких лет борьбы с собой я выбралась (хотя знаю из профессионального опыта, счастливый конец случается не всегда). И даже могу смотреть на подобные практики под разным углом. Безусловно, нельзя называть абсолютно всех людей, обучающих околопсихологическим практикам, шарлатанами.

В мире есть много всего непознанного, и теперь, став устойчивой, я не вижу ничего плохого, чтобы время от времени самой что-то подобное пробовать. Разумеется, с рядом условий.

Первое — люди, которые этим занимаются, прошли для меня проверку временем, и это доверие, сформированное годами.

Второе — я вижу стойкий и длящийся во времени положительный эффект у тех практикующих, мнению которых лично я доверяю, и это не один человек, а некоторая критическая масса.

Третье — одним из эффектов длительной психотерапии стала для меня возможность опираться на себя. В том смысле, что я верю, что все ответы на все вопросы уже есть у нас внутри и путеводным маяком к ним являются наши чувства. Если я чувствую какой-то дискомфорт, гнев, отвращение или страх при выполнении практики или же общении, так скажем, с «носителями знания», я постараюсь очень четко все прояснить и, если не найду удовлетворяющих объяснений, не стану ввязываться.

Последнее и, наверное, самое важное — я не вижу ярко-отрицательных результатов. В этом смысле Випассана для меня очень показательный пример: одна моя приятельница регулярно и с удовольствием посещает подобные семинары, медитируя даже не по часу, а по четыре-пять часов ежедневно в течение недели. Я наблюдаю ее состояние спокойствия и умиротворения на протяжении многих лет. С другой стороны, я слышала о людях, которые в процессе подобных практик длительной медитации сходили с ума и находились состояниях дереализации, деперсонализации, иными словами — оторванности от мира. Мое мнение — разница в изначальном состоянии психики: для кого-то, кто в анамнезе устойчив, это, может быть, и подойдет, а для тех, чья психика и так расшатана постоянными переживаниями, риск еще большей дестабилизации очень велик.

В заключение хочу сказать, что помимо классической психотерапии я перепробовала множество всего: тета-хилинг, телесные практики и многое другое. По истечении времени могу смело заявить: ничего выдающегося ни в одной из практик я не нашла. Да, они в некотором роде успокаивают. Вообще, мысль о том, что мы что-то делаем для улучшения и стабилизации ситуации, является успокоительной. А уж заложенная в ДНК всех практик надежда на чудесные перемены вообще очень ресурсна. Однако ресурсна она до той поры, пока не наступит дедлайн на получение чуда. И если чуда не получится, станет в разы хуже, чем было до этого.

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии