Бизнес совсем не про деньги. О первой стеклодувной мастерской в Калининградской области

Искусство

405 Просмотры 0

"Лишь бы сил хватило"

"Когда родилась идея, мы обратились за помощью к знаменитому калининградскому мастеру-стеклодуву, заслуженному художнику Российской Федерации Юрию Юрьевичу Леньшину, — говорят супруги Наталья Голубова и Дмитрий Грибанов. — Это наш проводник в мир стекла, он оказал нам большую помощь. Началось наше общение с его вопроса: "Вы понимаете, что этот бизнес не про деньги?" Мы были на это готовы, понимая, что не будем зарабатывать какие-то большие деньги. Сейчас мы знаем, что работа со стеклом — это целый океан с огромным количеством направлений, которые можно развивать с коммерческой точки зрения. Мы уверены, что все точно будет хорошо, лишь бы сил хватило".

Началось все с того, что Наталья не смогла купить понравившуюся ей дизайнерскую вазу из стекла для дома. Случилось это в январе 2023 года, вспоминает Дмитрий. "Раньше мы много путешествовали и практически в каждом туристическом городе за рубежом встречали салоны интерьерного стекла, где продаются необычные вещи, красивые нестандартные сувениры

Как-то раз мне понравилась интерьерная ваза, но, когда я решила ее приобрести, оказалось, что ее уже выкупили, а другой такой нет", — включается в разговор Наталья. Так пришла идея, над которой семья размышляла практически всю ночь.
Дмитрий Грибанов и Наталья Голубова. Виталий Невар/ ТАСС

"Потом несколько дней мы серьезно изучали тему и пришли к выводу, что изготовлением такого стекла, которое нам интересно, в Калининграде никто не занимается, и было принято решение, — добавляет Дмитрий. — Юрий Юрьевич Леньшин, который много помогал нам в самом начале и с которым мы продолжаем общаться и сейчас, занимается стеклодувным делом, но в другом направлении. Он использует газовую горелку для работы со стеклом, изготавливает небольшие предметы, используя миниатюрные инструменты".

Наталья Голубова и Дмитрий Грибанов для разогрева стекла используют электрическую плавильную печь, которая разогревается до 1 160 градусов, и печь, где уже готовая ваза или другая интерьерная вещь из стекла постепенно остывает. В целом весь процесс занимает около суток.

"При этом Юрий Юрьевич нам очень сильно помог. Например, именно он рассказал нам, где обучают ремеслу стеклодува, где приобрести нужное нам оборудование", — добавляет Наталья.

Казарма "Кронпринц"

Профессия стеклодува родилась около 2 тыс. лет назад. Первая стеклодувная трубка была изобретена еще в I в. н. э. на территории современной Сирии. Ремесло развивалось в Римской империи и оттуда шагнуло в другие страны. "Мы выбрали древнее ремесло и поэтому искали для мастерской что-то историческое, с красивой архитектурой, в которую гармонично вписывалась бы наша идея. Нам было интересно, чтобы это место было связано с туризмом и было доступно, кроме того, важно было, чтобы помещения отвечали техническим требованиям нашего производства. Казарма "Кронпринц" выбрана не случайно", — рассказывает Наталья.

Оборонительная казарма "Кронпринц" построена в 1843–1849 годах, сейчас это объект культурного наследия. Это пятиугольник с внутренним двором и массивными башнями по углам. Общая площадь — около 25 тыс. кв. м. Казарма входила в систему второго вального оборонительного обвода Кенигсберга. До 1933 года здесь дислоцировался 1-й Восточно-Прусский пехотный полк. В 1933–1945 годах размещалась Кенигсбергская полиция и войска Кенигсбергского гарнизона, в 1950–1960 годах — 27-й отдельный танкоремонтный полк центрального подчинения и учебно-автомобильный батальон танковой дивизии Советской армии. В 1989 году в здании казармы разместились аудитории Калининградской высшей школы управления, в восточном крыле казармы был одноименный бар.

Помещения мастерской

Залы на первом этаже оборонительного сооружения, где разместилась мастерская, пустовали с 1960-х годов, рассказывают мастера, отмечая, что в казарме до сих пор есть заброшенные помещения и подвалы.

Башня оборонительной казармы "Кронпринц" 1843–1849 годов постройки — одного из старейших сооружений, входивших в систему второго вального оборонительного обвода Кенигсберга. Виталий Невар/ ТАСС

"Этот вариант оказался самым сложным из всех. Помещение было в запущенном состоянии, и мы немало вложили и времени, и нервов, и денег, чтобы привести его в нормальное состояние. Пришлось убирать советское "наследие" в виде штукатурки, неиспользуемых проводов и труб, какие-то коробки, остатки разбитой мебели. Мы рассчитывали найти маркированные кирпичи, которые рассказывали бы об истории здания, но не нашли, зато отчистили стены, отмыли аутентичную плитку на полу, которую очень бережем", — рассказывают мастера.

Внутренний двор казармы тоже не в лучшем состоянии: нет асфальтированной автостоянки, мало освещения, осенью и зимой — лужи, сетует Наталья. "Мы понимали, что все это осложняющий фактор, но мы также понимали, что старая прусская крепость — одно из самых крупных сохранившихся оборонительных сооружений Кенигсберга — достаточно сильная точка притяжения, и люди пойдут к нам, закрыв глаза на все эти неудобства. К тому же у нас достаточно сил, чтобы все немного улучшить. Мы разгребли не только завалы в наших помещениях, но и настояли на том, чтобы, например, сделали свет во дворе", — добавляет она, замечая, что стеклодувная мастерская, являясь серьезным производством, изначально ориентировалась и на туристов.

Первые шаги

Мастерская начала полноценно работать в октябре 2023 года. "Еще и полгода не прошло с момента открытия студии. Мы пока только инвестируем в производство, в общей сложности вложили уже порядка 5 млн рублей. Но свои стены, работу электрических печей студия окупает. У нас уже появились сотрудники, которых мы обучаем. И мы взяли второе помещение, где будет исключительно производство, а здесь производство будет совмещаться с мастер-классами, шоу стеклодува специально для туристов", — рассказывает Наталья. На шоу мастера периодически выделяют несколько бесплатных билетов для многодетных семей.

"Работа со стеклом — физически тяжелый труд, но то, что происходит на ваших глазах, завораживает", — рассказывает Дмитрий. Он прошел три курса обучения профессии стеклодува в Государственной художественно-промышленной академии имени Штиглица в Санкт-Петербурге.

"Когда ты впервые работаешь со стеклом или находишься рядом с мастером, испытываешь чувства, которые не испытывал никогда раньше. Первое — это жар открытой печи, разогретой почти до 1,2 тыс. градусов, второе — это жидкое стекло — красное, податливое, тягучее, как мед, которое течет, шипит, горит, — то есть стекло в том состоянии, в котором ты его нигде больше не увидишь", — говорит Дмитрий.

Дмитрий Грибанов берет на понтию (стеклодувную трубку) стекло, расплавленное при температуре около 1,2 тыс. градусов. Виталий Невар/ ТАСС

В таком состоянии стекло находится всего около 20 секунд, после этого его нужно догревать в печи. Все манипуляции нужно производить со стеклянной массой в 3–4 кг, висящей на конце понтии (стеклодувная трубка длиной от 90 см до 1,5 м). На изготовление одной вазы уходит около часа. Дмитрий показывает инструменты, открывая заслонку раскаленной печи, в которой находится керамический тигель (ванна с расплавленным стеклом), и подхватывая на понтию расплавленное стекло.

Придав ему форму с помощью смоченного водой деревянного "катальника", он выдувает небольшой шар из разогретой массы, демонстрируя процесс.

"Начав делать вазу, ты уже не можешь прерваться, чтобы, например, выпить кофе или поговорить по телефону. Процесс, когда мастер выдувает, формует изделие, не может останавливаться. Если он начат — он должен быть закончен, или заготовку придется выбросить", — добавляет Наталья.

Изготовление сложных сувениров может длиться до 12 часов. "Эту вазу мы делали полтора часа в четыре руки с Натальей", — уточняет Дмитрий, показывая вазу, напоминающую каплю. В целом процесс длится сутки — после завершения работы с формой стекло должно постепенно остыть в специальной печи дожига.

Как впечатлить туриста

Шоу стеклодува знакомит гостей студии с процессом. "Мы показываем все в упрощенном варианте. Шоу длится порядка 45 минут, но не оставляет равнодушными даже скептиков", — отмечает Дмитрий. Еще один формат работы в туристическом направлении — мастер-классы. Их участники, получив определенный опыт, могут под руководством мастера взять в руки инструмент, подойти к печам и уже сами что-то сделать.

"Например, перед Новым годом участники наших мастер-классов сами для себя сделали новогодние шары. Они могут стать семейной реликвией — это штучные изделия", — говорит Дмитрий.

Шар расплавленного стекла подогревается в плавильной печи. Он сохраняет нужную для пластичности температуру около 20 секунд. Виталий Невар/ ТАСС

Мастер-классы проводятся для групп до четырех человек, а их участники не могут быть моложе 14 лет, это предусмотрено правилами безопасности. "Есть запрос на знакомство с профессией — это организованные группы школьников, для которых проводятся специальные экскурсии, когда мы рассказываем о стекле и работе стеклодува и все показываем", — добавляет Наталья.

В туристическом направлении мастерская планирует развернуть сад с арт-объектами из стекла в дворике казармы "Кронпринц". "Вдохновившись работами Дейла Чихули (американский художник-стекловар — прим. ТАСС), мы хотим интегрировать стекло в природу. В этом саду будут фигуры, цветы из стекла, подсветка. Мы хотим показать, что стекло может быть не только тем, что стоит в серванте или на столе, что это может быть прекрасным решением для экстерьера зданий. В перспективе организация летних обучающих классов для подростков от 14 лет — это будут старшие школьники, возможно, студенты колледжей", — рассказывает Наталья.

Художественное стекло

Мастерская ориентируется на создание интерьерного стекла, сувениров, скульптуры из стекла. "Наши классические заводы по производству изделий из стекла — это в основном производство чашек, кружек, ваз, посуды из стекла классических форм. Мы ориентированы на другое направление, в этом смысле мы "западники", — рассказывает Наталья.

"Их мастерские занимаются созданием интерьерного стекла, но не останавливаются только на шариках, вазах, пепельницах, кружках. У них есть скульптуры, арт-объекты, у них есть садовые, экстерьерные какие-то формы — все что угодно. Они могут сделать стеклянную яичницу, коней в натуральную величину. У нас есть мастера, с которыми общаемся, например мастерская Альберто Донна на острове Мурано (один из крупных островов Венецианской лагуны, знаменит производством художественного стекла, называемого муранским, — прим. ТАСС), которые помогают нам, делятся инструкциями по изготовлению предметов, рассказывают про инструменты и про стекло", — уточняет она.

Вторая жизнь бутылочного стекла: изготовление такой вазы (вместе с постепенным остыванием в печи дожига) занимает около суток. Виталий Невар/ ТАСС

У них другое видение стекла, и стекло, которое не выполняет какие-то функции, — для них это нормально, важно, чтобы у предмета была художественная ценность, рассказывает собеседница, добавляя, что мастерская "Repin Glass Studio" нацелена именно на это. "Не знаем, как в других отраслях, но мастера стекла — это какая-то особая категория людей. Они все прекрасно нас приняли — и чехи, и итальянцы, и немцы, и американцы, — говорит Наталья. — Это сообщество людей, объединенных одной идеей, готовых помогать друг другу и заинтересованных в том, чтобы это ремесло, это искусство не умирало".

Бизнес на всю жизнь

Сейчас мастерская Натальи и Дмитрия может перерабатывать до 10 т стекла в год. Это мощность плавильной печи, которая задействована в работе и перерабатывает 25 кг стекла в смену. Уже в 2025 году мощность будет увеличена до 30 т — мастерская планирует закупить еще две печи. Для того чтобы все оборудование полноценно работало, потребуется до 10 стеклодувов, и мастерская планирует их обучение в академии имени А.Л. Штиглица в Санкт-Петербурге, а также у мастеров за рубежом. "За рубежом есть много интересных технологических решений, которых нет в нашей стране, и мы очень хотим их сюда привезти", — говорит Наталья.

За рубежом есть и заводы, которые специализируются на выпуске специального стекла для стеклодувов, оно обладает другой тягучестью, медленнее остывает. "В России таких заводов нет, до 90% сырья, которое использует наша мастерская, — это бутылочное стекло, — говорит Наталья. — То есть мы вносим вклад и в защиту экологии. Считается, что период разложения стекла — более 1 тыс. лет. Но еще никто не видел разложившейся стеклянной бутылки. Возможно, стекло будет разлагаться намного дольше, а мы даем ему вторую жизнь".

В Калининграде мастерская открыла пункт приема стекла, куда бутылки везут рестораны и гостиницы, несут жители. "Эти бутылки мы моем и перерабатываем. Не принимаем банки из-под консервантов и масла, это либо другое стекло, либо его слишком сложно отмыть", — добавляет Дмитрий, уточняя, что плата за сданную стеклотару не предусмотрена.

Готовая продукция пока продается по заказам. "Первый наш заказ мы отправили в Москву. Первый наш клиент — это интерьерный салон, который занимается русским предметным дизайном. Мы будем развивать региональные продажи, запускаем сайт для интернет-продаж. Будем развивать изготовление продукции под заказ для ресторанов, гостиничных комплексов, интерьерный свет. Планируем развитие фьюзинга. Это техника спекания цветного стекла в печи", — рассказывает Наталья.

Мастерская для Натальи и Дмитрия — серьезный бизнес. "Мы понимаем, что это долгий путь и бизнес на всю жизнь, в котором прийти к какой-то конечной точке невозможно, мастерство нужно повышать всегда. При этом мы не собираемся открывать фабрику и делать какие-то машинные операции. Мы настроены на то, чтобы сохранить это ремесло и приумножить его, сделать его более популярным", — заключают владельцы "Repin Glass Studio".

Александр Архипов 

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии