Светлана Зейналова: «Врачи говорили, дочь меня никогда не услышит»

ЖенскийЖурнал

34 Просмотры 0

«Знаю родителей, у которых дети с аутизмом, и они их никому не показывают, потому что стесняются, – делится ведущая Первого канала с «Антенной». – Страшно. Это ведь моя дочь, она имеет такие же права, как и все – жить, гулять, учиться, мечтать, получить профессию».

«Родить еще? По мне пенсионный фонд плачет!»

– Светлана, вы излучаете позитив. Откуда он?

— Это врожденная аномалия, которая передалась по наследству. Как говорится, от отца к сыну. У меня папа позитивный и веселый человек, любящий застолья – не пьянства ради, а для настроения и компании

Ведь можно просто за чашкой чая посидеть и получить удовольствие от общения. В эфире мне часто говорят: «Зейналова, останавливайся вовремя! А то тебя несет». Да, когда меня от радости несет, остановиться мне сложно. Говорю, что в танце могу затоптать.

Фото: Persona Stars
– У вас интернациональная семья, мама – русская, а папа – азербайджанец. Ваша сестра сказала, что Светлана – больше русская, а она – азербайджанка. Это так?

— Сестра так говорит в шутку. На самом деле мы выращены папой, он у нас за дружбу народов и воспитывал нас в коммунистической традиции – мы не разделяемся по национальностям и вероисповеданию. Все люди – братья, должны любить и уважать друг друга. И, конечно, он прививал нам уважение к взрослым, родителям. Дома у нас была многонациональная кухня, мама готовила борщ с азербайджанскими специями, прекрасно делала долму, плов… И за столом у нас всегда были люди разных национальностей – вся палитра СССР, а еще папины друзья из Германии, Кубы и других стран. Мы с сестрой привыкли к тому, что существуем в двух реальностях. Когда мы с азербайджанскими родственниками, ведем себя скромнее – не ходим, к примеру, в коротких шортах… А с русской родней более свободны.

Ирада, когда получала паспорт, то в графе «Национальность» (во времена СССР такая была) записала себе «азербайджанка», а я – «русская». Но это для нас ничего не значило. Я такая же азербайджанка, как и русская, родилась и выросла в Москве и считаю ее своей родиной. Хотя при этом с большой любовью отношусь к Азербайджану, ездила туда два года назад и видела, как расцвела эта страна. В этом и радость людей, рожденных от межнационального брака, и сложность, когда ты вынужден разрываться на две страны.

Фото: личный архив Светланы Зейналовой
– А на выбор профессии повлияла старшая сестра?

— Нет, все произошло случайно. Ирада ведь по образованию инженер, а я актриса. Я поначалу училась на психолога, но на третьем курсе поняла, что все студенты на этом факультете делятся на три категории: 50% девушек хотят получить красивый диплом, чтобы выйти замуж, 40% пришли сюда, чтобы справиться со своими проблемами, и 10% занимаются наукой, стараются, чтобы стать хорошим специалистом. Я себя не причисляла ни к одной из этих групп и ушла из института, хотя учеба в нем пригодилась мне в жизни – в работе над собой. Хотела поступить в театральное училище, пришла туда с монологом героини пьесы Чехова: «Я – чайка», ничего больше в запасе не было. Прочла, мне сказали, что на третьем туре надо показать стихотворение, басню и прозу. А я даже не знала, как выучить и правильно преподнести, поэтому поступление затянулось на три года, но потом меня наконец-то приняли в Щепкинское училище. В театральном я была не только старше, но и образованнее остальных благодаря трем курсам учебы на психолога.

– В вашей жизни были испытания, но позитив и любовь к жизни остались. Откуда черпали силу?

— Я всегда жила с ощущением того, что вдруг в моей жизни, как в сказке, кто-то появится, научит всему, ошибки исправит, но это не происходило. А силы появлялись от желания жить и найти решение, чтобы пройти испытания. Тут всегда ведь есть два пути – потонуть или жить. Мне ближе второй. В тяжелые моменты думала, что Бог надо мной подшучивает: «Я ведь девочка, я нежная». Вот Ирада сильная, активная, она всегда меня защищала. А я другая. Но, как назло, жизнь все время подкидывает ситуации, где мне приходится быть сильной, как бы намекает, что я должна быть трактором, который пашет и идет вперед. Конечно, мне хотелось мужчину – такого, чтобы все решал за меня, помогал, зарабатывал, а я бы ему вкусный борщ готовила. Раньше думала: «Нельзя рожать в 40 лет, рожать должны молодые, в 25−30». Была уверена, что со мной подобное не произойдет, но сама родила в 40 лет. 27 мая этого года на свет появилась Вероника. Все как в поговорке: «Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах». Хотела, чтобы многое в моей жизни было проще и легче.

Фото: личный архив Светланы Зейналовой
– Признавались, что мечтаете иметь много детей. Сейчас у вас уже две дочери.

— Да, осталась еще мечта усыновить ребенка. Но это серьезное решение, которое должны принимать оба супруга.

– Может, еще сами родите?

— Нет, по мне уже пенсионный фонд плачет.

Мужчины клялись в любви и элегантно исчезали

– Старшая, Саша, у вас особенный ребенок. Трудно было найти мужчину, который бы принял вашу дочь?

— Настоящего мужчину в наше время вообще найти сложно – это проблема воспитания, проблема сильных женщин и слабых мужчин. Девочке говорят, что она должна хорошо выглядеть, надеяться на себя, уметь вкусно готовить, учиться, зарабатывать… А что же с мальчиками? В армию отпускать его страшно, во двор одного тоже – вдруг побьют, а драться нехорошо, дома делать ничего не надо – это ведь не мужское дело… Так воспитывают их мамы, и даже когда сыновьям по 20−30 лет, они не отпускают их от себя. Мужчины сегодня не хотят никаких проблем, им и так хорошо. Лучше купить себе новый мобильник за 70 тысяч, чем потратить деньги на лечение ребенка.

Я в свои 40 лет не требую от мужчин подвигов, сама многое могу – и дракона на цепь посадить, и избу поджечь, а потом потушить. Но интересно, а что тогда будет делать мужчина, если сама могу воспитать ребенка, купить квартиру, выплатить ипотеку, водить машину, забить гвоздь… Зачем он нужен? Для красоты, чтобы импозантно лежать на диване и хорошо пахнуть? Значит, он должен сказать: «Я сильный, забираю у тебя часть твоих обязанностей, могу с ребенком справиться, деньги заработать и по дому что-то сделать».

Фото: @svetlanazey

Наше время делит семейные обязанности поровну – неизвестно, у кого из супругов зарплата больше, поэтому оба должны уметь готовить и справляться с детьми… Когда после развода мужчины появлялись в моей жизни, они испарялись после того, как я им показывала дочь и свой сложный быт с большими кредитами… Да, они признавались в любви, но после того, как видели все мои проблемы, элегантно исчезали. Я переживала, и пока мы с Александрой бегали от одного врача к другому, поняла, что мы с ней достаточно сильные, поэтому надо уметь пребывать в том состоянии, которое у тебя есть. Может получиться, что я вообще не выйду замуж. Ну и что? Закончить жизнь? Нет. Мы найдем интересный способ существования. Есть проверенные друзья, родные. И когда я пришла к такому пониманию, вдруг появился мужчина, который пришел и сказал: «Я хочу попробовать жить с тобой». Я: «Вот поле непаханое – Сашенька, работай». И он начал находить с ней контакт, относился как к родной дочери. И Саня скоро его стала называть папа Митя, я об этом не просила, Саша сама так решила. Знаю, что я могу ему ее полностью доверить. Главное, что он берет на себя ответственность и не боится этого. Тут недавно Дима говорит: «Александра похожа на меня, мой нос». Саша принимает от него все ужимки. Когда они вместе едят, стоя у холодильника, откусывают от куска с двух сторон – это надо видеть. Я: «Отойдите, я вам обоим щас ата-та сделаю». Я своему супругу, чтобы был в тонусе, часто намекаю: «Перед тобой сидит молодая красивая женщина, которая в любой момент может выпорхнуть из гнезда. Не расслабляйся».

Фото: личный архив Светланы Зейналовой
– Саша в какой класс пойдет?

— В третий. Она учится в инклюзивной школе, в ней есть специальное обучение для особенных детей, им разрабатывают программу. Учится с обычными детьми, просто в каких-то предметах ей необходимо больше занятий, скажем, чтобы выучить таблицу умножения. Наша учительница готовила детей и родителей к приходу Саши, говорила, что в классе появится особенная девочка, которой надо обязательно помогать. И к Саше действительно относятся очень внимательно. Одноклассники дают ей свои игрушки, помогают во всем. Вот в конце учебного года всем надо было сделать презентацию доклада с картинками и видео. Я написала текст, скомпоновала, Саша выучила все наизусть, встала перед классом и рассказала про попугаев. Ей аплодировали, кричали: «Молодец!» Она любит птичек. У нас дома есть попугай корелла и собака. Ходим в художественную студию. Александра хорошо рисует, у нее отличный слух, поет, учится играть на пианино…

Фото: @svetlanazey
– К младшей сестричке как относится?

— Хорошо, но побаивается немного: она ведь пока очень маленькая. Я даю Веронику ей на руки, но она опасается, что уронит. С рождением младшей дочери Саша повзрослела. Я говорю: «Выключи телевизор, малышка спит», она сразу выключает. Ревности к сестренке нет никакой.

– А не было страха перед рождением Вероники?

— Конечно, был. Появление любого ребенка – это страх. Ты же не знаешь, какой он будет – здоровый или больной, добрый или злой. Я думаю: как родители нас рожали, тогда же ни УЗИ, ни генетических тестов не было. Перед второй беременностью я сделала все возможные анализы, хотя это недешевое удовольствие.

«Дочка плакала, выходя от врачей»

– Когда выяснилось, что у Саши аутизм, первый муж ушел от вас?

— Врачи говорят, что если в семье есть какие-то проблемы, то рождение ребенка их не убирает, а, наоборот, обостряет. За первый год уходят 30% мужчин, а за второй еще 30%. Так получилось, я осталась одна, но после драки кулаками не машут. Просто, когда мы влюблены, мы ни о чем не задумываемся, а проблемы убивают любовь. Сейчас мы с бывшим супругом в нормальных отношениях, раз в неделю он навещает Сашеньку. Хотя во время развода было сложно.

…Саша была эмоциональным ребенком, а года в полтора к Сане пришел доктор и спрашивает: «Вы к неврологу обращались? Девочка что-то в глаза не смотрит». Я: «Как, может, вы просто ей не понравились?» После этого я заметила, что она может моментально уходить в себя. С этого момента уже дороги назад не было. Начали ходить по врачам, а в нашей стране диагноз «аутизм» до 5 лет ребенку не ставят. Говорили: «Окружайте любовью, может, все улучшится».

Фото: @svetlanazey

Сначала у меня были отрицание, попытка уйти от реальности. Жалею, что потеряла время. А потом началась активная реабилитация – эйбиэй-терапия (один из наиболее эффективных способов коррекции аутизма), она много нам помогла. Врачи анализировали поведение, выявляли негатив у ребенка, а потом строили схему, чтобы бороться с ним. К нам ходили тренеры шесть раз в неделю, логопеды, занимались на Сходне лечебной ездой на лошадях… Мне выставляли счета, которые были больше двух моих зарплат, поэтому я соглашалась на любую подработку. Когда звонили и предлагали мероприятие, от которого все отказывались, потому что оно сложное, я соглашалась без раздумий. Были врачи, которые говорили: «Она у вас никогда не заговорит, читать не будет и слышать вас тоже». Помню, приехали к одной профессорше. Она: «Нет, дочка вас не слышит». Я: «Слышит!» Она: «Светлана, прекратите обманывать себя». Меня такая злость взяла, подхожу к дочке: «Пожалуйста, ради меня возьми фломастер, я тебе буду говорить буквы, а ты писать, а потом читать». Написала «м», потом «ма». Я: «Прочитай две буковки, прошу тебя». Она: «Ма». Профессорша удивилась. Каждый раз, когда мы выходим от врачей, дочка рыдает, потому что она понимает, что говорит доктор, и ей обидно.

Фото: Максим Ли/Первый канал
– А друзья как восприняли диагноз Саши?

— По-разному. Бывало, говорили, чтобы мы не приходили к ним вместе. Люди часто отказываются сталкиваться с тем, что может их напугать. Это из-за боязни, что в их жизни может произойти то же самое. Мы перестали ходить на многие детские праздники, остались только те друзья, которые приняли нашу ситуацию. Обычные дети капризны, а особенные втройне. Я же живой человек, нервы сдавали от безысходности и бессилия. Стыдно, но иногда накричу на дочь, она на меня, а потом вместе сядем, пообнимаемся, поцелуемся и успокаиваемся. Саша – моя дочь, она бесконечно любимая. Я не ругаю ее за то, что она плохая, просто хочу, чтобы она была еще лучше. И это должно быть главным посылом у всех родителей.

– Вы не сразу признались, что у Саши аутизм. Почему решились на этот шаг?

— Да, Саше было уже года четыре. Это было важно для меня как для матери. Я знаю многих родителей, у которых дети с аутизмом, и они их никому не показывают, потому что стесняются. Страшно. Это ведь мой ребенок, моя зона ответственности, и я постараюсь сделать дочь членом общества, она ведь имеет такие же права, как и все – жить, гулять, учиться, мечтать, получить профессию. И когда я впервые рассказала о Сане, я получила массу писем. И нас стали приглашать на разные мероприятия. Саня даже в показе мод участвовала, ходила по подиуму, ей это страшно понравилось.

Фото: @svetlanazey
– На работу когда выходите?

— Я трудоголик, долго дома сидеть не могу – в начале сентября уже вновь на «Доброе утро», соскучилась.

– Сегодня вы счастливы с любимым мужчиной и двумя дочками. Это как-то изменило вас?

— Я стала увереннее. Мне кажется, что я могу вскопать и перевернуть весь мир, только для этого надо найти точку опоры. Стараюсь черпать спокойствие и радость в самой жизни. Я много о чем мечтаю, желаний великое множество. Хочется интересной работы, ярких проектов, чтобы все бурлило и перло. Еще дополнительные силы мне придает ощущение возраста, я уже не девочка-припевочка, а взрослый человек, надо идти вперед, бояться уже поздно, дальше только пенсия, назад дороги, к сожалению, нет.

Блицопрос

— Когда вы видите счастливых людей…

— Я сама становлюсь счастливой.

— Жизнь повернется светлой стороной, когда…

— Ты проснешься и скажешь: «Жизнь – удивительная и интересная штука». И она такой станет.

— Что бы ни случилось, нужно помнить…

— Чтобы твои близкие были здоровы, остальное ничто.

— Мечтать полезно тогда…

— Когда у тебя есть желание и силы воплотить свои мечты в жизнь.

— Больше всего вы благодарны судьбе за то…

— …что она подарила мне сначала Александру, а потом Веронику и дала возможность пройти свой путь.

— Между синицей в руках и журавлем в небе вы выберете…

— Журавля в небе, я страшный романтик.

Спорим, вы не знали, что…

Светлана Зейналова боится воды, поэтому плещется около берега.

Фото: @svetlanazey

Досье

Родилась: 8 мая 1977 года в Москве.

Образование: в 2001 году окончила Театральное училище им. Щепкина.

Карьера: работала в театре «У Никитских ворот», потом вела программы на телевидении, на радио. С 2011 года ведет программу Первого канала «Доброе утро». В 2017 году была соведущей шоу «Голос».

Личная жизнь: была замужем за бывшим программным директором Радио Maximum Алексеем Глазатовым, от этого брака есть 7-летняя дочь Александра.

В настоящее время в браке с Дмитрием, руководителем маркетинг-отдела «Наше радио», 27 мая 2018 года у супругов родилась дочь Вероника.

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии