Страх перед Китаем: европейцы отказываются от связей с Поднебесной в ущерб самим себе

ИноСМИ

41 Просмотры 0

Июнь 2021 года вписал в историю охлаждения между Китаем и странами Запада новую страницу: серия встреч с участием президента США Джо Байдена и европейских лидеров завершилась итоговыми заявлениями, недвусмысленно направленными против КНР. Государства "Большой семерки" (четыре из которых европейские) согласовали коммюнике, в котором Поднебесную (главного торгового партнера ЕС) упрекают в преступлениях: подавлении волнений в Гонконге, угнетении уйгуров, угрозах Тайваню — и ставят под сомнение непричастность страны к началу глобальной эпидемии. Саммит блока НАТО, большинство стран которого — европейские, завершился с тем же итогом: КНР (о которой ранее упоминали редко) признали "стратегическим вызовом" международной безопасности. Еще несколькими неделями ранее, в мае 2021 года, Европарламент принял свое худшее антикитайское решение за многие годы — отказался поддержать ратификацию инвестиционного договора ЕС — КНР, который дипломаты и политики, включая Ангелу Меркель, готовили в течение восьми лет. За два месяца Европа неожиданно сделалась заметно дальше от Китая, чем была еще в конце 2020 года. Отчего так быстро и кардинально меняется курс Старого Света?

Похищение у Европы

Было бы ошибкой утверждать, что усилившееся отчуждение стран Евросоюза от Китая проходит исключительно под давлением США, но сбрасывать этот фактор со счетов ни в коем случае невозможно. Задачей европейского турне Байдена называлось упрочнение коалиции западных стран, направленной против КНР, и цели этой Вашингтону удалось добиться. Американцы показали, что готовы задействовать денежный рычаг: программу Build Вack Вetter, призванную финансировать транспортную инфраструктуру там, где ранее за деньгами обращались к Китаю, бросить на чашу весов экономические аргументы (Америка больше не пугает Францию пошлинами на вино, Германию — на автомобили) и пустить в ход дипломатические доводы, сводящиеся к осознанию странами Запада общности своей судьбы

Давление получилось даже слишком серьезное: если США предлагают Европе выбирать между собой и Китаем, то у европейцев, по сути, никакого выбора нет.

Разрыв связей между ЕС и Поднебесной стал зримее после прихода в Белый дом Джо Байдена. В декабре 2020-го, когда президентом США оставался Дональд Трамп, Евросоюз и Китай еще успели согласовать инвестиционный договор, существенно расширявший возможности компаний из ЕС на китайском рынке. Но уже в марте 2021 года все переменилось — страны Старого Света одобрили санкции против граждан Китая, от чего воздерживались все годы Трампа. Пекин ответил контрмерами. А затем принял закон о наказании за содействие санкциям, предусматривающий конфискацию имущества внутри Китая для виновных. 

Запустилась спираль: 20 мая 2021 года Европейский парламент проголосовал за то, чтобы отложить чрезвычайно значимую инвестиционную сделку.  Насколько — неизвестно: но предстоящие в Старом Свете выборы 2021–2022 годов (и съезд Компартии Китая в 2022-м) едва ли позволят вернуться к этому вопросу в обозримой перспективе. Ни одна из сторон не хотела бы показать себя слабой, а без уступок из сложившегося щекотливого положения все равно не выйти.

Состоявшийся в столь краткие сроки разрыв подводит итог под романтическим отрезком в отношениях Китая и Европы, начавшимся по историческим меркам совсем недавно. С 2010 года по 2018-й объем вложений Поднебесной в ЕС возрос в 10 раз — с 6,1 млрд до 79 млрд евро. И это взаимно, ведь еще большие суммы инвестировались в эти годы из самого Евросоюза в быстро растущий азиатский рынок. Его неизменное расширение на протяжении всех 10 лет отражало необъятный потребительский спрос со стороны китайцев, покупавших с каждым годом все больше и больше иностранных товаров к выгоде европейцев. То, что в ЕС сохранялся высокий уровень жизни (а немецкая экономика уверенно росла в 2010-е), — заслуга торговых связей с Поднебесной. Но будущее этого взаимодействия теперь поставлено под сомнение.

Нет любви

У тех отношений Евросоюза и Китая, какими они сделались в прошлое десятилетие, имелось еще одно измерение — геостратегическое. Быстрое и принципиальное размежевание КНР и США с 2017 года оставило нишу для политики компромисса: более примирительного подхода к Поднебесной, позволяющего избежать деградации связей между Западом и Востоком до состояния глобального противостояния. Во времена Дональда Трампа курс Евросоюза иногда укладывался в эту логику: среди прочего в 2018 году европейцы договаривались с Поднебесной о совместных усилиях по сдерживанию глобального потепления. На фоне климатоскептицизма Трампа такой поворот внешней политики не был лишен смысла и обозначал особое положение Европы на мировой политической карте. Все изменилось с приходом Байдена, в первый день своего правления вернувшего США в Парижское соглашение по климату. "Зеленого" союза между Пекином и Брюсселем не получилось — в нем больше не было никакого смысла.

Уход Трампа лишил европейцев и китайцев еще одного потенциального основания для сближения — защиты принципов свободной торговли. Приверженность ей больше любых других причин роднит Евросоюз и Поднебесную, ведь ровно как "мотор" ЕС Германия, так и КНР — ориентированные на экспорт нации, благополучие которых обеспечивает не внутренний, а внешний спрос на их товары. Стремление Трампа снизить его с помощью пошлин рождало недовольство и в Брюсселе, и в Пекине. Но и в этом случае все изменило избрание Байдена. О пошлинах в Вашингтоне больше не вспоминают, и защищать свободную торговлю на пару с кем-то еще желающих нет.

Последний аргумент для сохранения особых отношений с Китаем, который оставался на руках у европейцев, сводится к соображениям реальной политики. Чтобы весить в международных делах, европейцам любой ценой необходим геополитический курс, отличающийся от американского, и обеспечивающие его институты, в числе которых армия и независимая дипломатия. Всего этого нет. Чтобы эти атрибуты суверенитета появились, нужна решимость когда-нибудь их создать, и как минимум отчасти ее появление предотвращает страх перед желтой угрозой. ЕС держится вместе с США, потому что опасается Китая. Но все-таки из-за чего?

Китайцы идут?

Признаки антикитайских страхов в Европе стали заметны около 2016 года, когда инвестиции КНР в экономику Евросоюза достигли максимума за десятилетия. Вложения сопровождались приобретением в собственность европейских компаний, в числе которых не было крупных. И все же продажа баварской фирмы Kuka, специализирующейся на робототехнике, вызвала к жизни оживленную критику. А когда в 2018 году Китай попробовал сделать еще один шаг — приобрести долю в операторе электросетей 50 Herz, ему отказали. Тогда же Франция обеспокоилась интересом к своим сельскохозяйственным угодьям со стороны инвесторов из КНР. Президент Макрон предостерег их словами о том, что от собственности на землю "зависит французский суверенитет" и Пятая республика "не позволит" продавать их, не зная точно, с какой целью они будут использованы. Китайцы приняли это к сведению.

С 2019 года в Евросоюзе действует механизм предварительной оценки сделок по покупке компаний иностранными инвесторами, допускающий вмешательство надзорных органов в случае необходимости. Введение этой нормы, совпавшее с ростом китайского присутствия, довольно точно указывало на источник опасений европейских законодателей. Этот страх в 2020 году выразил лидер крупнейшей фракции в Европарламенте ("Народной партии") Манфред Вебер, заявивший, что Европа вот-вот станет площадкой для гигантского "шопинга" — скупки компаний Китаем. Предложение Вебера — ввести годичный запрет на приобретение иностранцами упавших в цене фирм — принято не было. Но и экономического вторжения КНР, которое политик намеревался предотвратить, не произошло — китайские инвестиции сократились. Опасность, о которой предостерегали, в 2020-м, кажется, и не собиралась наступать.

В действительности же страх перед китайским инвестированием имеет все черты беспочвенного, ведь ни одного ключевого для экономики предприятия Старого Света Пекину за все время продано так и не было. По состоянию на 2019 год треть фирм, зарегистрированных в Евросоюзе, имеют иностранных владельцев, чаще всего американских, но только каждая десятая — китайская, что составляет менее 5%. Крупнейшие приобретения Китая — инфраструктурные: четыре аэропорта, шесть морских портов — располагаются в бедном южном подбрюшье ЕС, куда в рамках инфраструктурного проекта "Один пояс — один путь" должны доставляться китайские товары. До приобретения значимых немецких и французских активов дело так и не дошло, и тем не менее страх перед Китаем  прочно занял свое место в сознании европейцев.

Открыть Китай?

Резкий скепсис в отношении Китая, толкающий Европу к сближению с США, все же не лишен собственных причин: он мотивируется опасениями, которые сама по себе вызывает закрытость рынка Поднебесной. Западные политики последних лет пробуют добиться максимального доступа к тому, что видится им Клондайком: постоянно растущему, обеспеченному финансово потребительскому спросу китайцев. Переговоры по этому направлению часто заводят в тупик, на что жалуются, в частности, французы: по их сведениям, уже согласованные в 2019 году контракты застопорились. Во время визита Макрона в Пекин осенью того года договорились о сертификации французских вертолетов на китайском рынке и поставке туда технологий переработки ядерного топлива, но окончательного согласия от местных регуляторов так с тех пор и не получено, а торговый дисбаланс между странами только вырос — Китай с выгодой поставил Европе средства индивидуальной защиты против C0VID-19.

Одним из шагов к разрешению cпоров о торговом диспаритете и могло бы стать инвестиционное соглашение, расширяющее возможности европейского бизнеса в Китае, но по политическим причинам теперь оно заморожено. Сколько это продлится, прокомментировал в разговоре с ТАСС профессор университета Венеции Ca Foscari Ренцо Кавальери:

"Несмотря на неоспоримую стратегическую координацию между США и ЕС, Америка и Старый Свет остаются еще и конкурентами, а интересы европейцев не всегда совпадают с американскими. Подписание инвестиционного соглашения было ясным знаком: автономия Европы существует. И поэтому сделка так резко критиковалась с другого берега океана. Евро-американские отношения — на высоком уровне, но не стоит совершать ошибку и путать Евросоюз с Великобританией. Америка и ЕС по своей сути два разных игрока, и их интересы заметно расходятся. На сегодняшний день ратификация инвестиционного соглашения подвергается риску во многом из-за непродуманной реакции китайцев. Вместо того чтобы ввести санкции против европейских чиновников, обвинив их в нарушении прав человека, КНР ответила санкциями против парламентариев за их политическую позицию, продемонстрировав таким образом непонимание западной политической системы. Теперь судьба соглашения неясна, а политическая обстановка только сгущается, но я все же надеюсь, что рано или поздно переговоры возобновятся. А что касается Китая, то им предстоит осознать, что отношение Европы к нему зависит и от его собственного курса, и не в последнюю очередь от его коммуникативных качеств", — говорит Кавальери.

Игорь Гашков

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии