Пытка уголовным кодексом: разоблачителя тюремщиков-садистов обвиняют в ложном доносе

Общество

45 Просмотры 0

В конце прошлого года члены СПЧ Андрей Бабушкин, Игорь Каляпин и автор эти строк проверили ИК № 6 Кировской области. Несколько осужденных сказали нам, что свидетелем чудовищных экспериментов, которые над ними ставили в «воспитательных целях», был Марсель Амиров. Говорили, что он один из немногих знает всю «цепочку»: фамилии всех тех сотрудников, которые отдают приказы пытать, и фамилии «активистов»-осужденных, которые делают «грязную работу». Один из арестантов сообщил, что когда-то и сам Марсель прошел через пыточный конвейер, но теперь у него все в порядке, и не понятно — решится ли он говорить или нет.

Я помню этот страшный разговор с ним во всех деталях. Помню, как менялись его глаза в процессе беседы. Сначала он мучительно произнес:

- Понимаете, для меня это в прошлом. Сейчас я на хорошем счету тут, работаю

У меня много поощрений. Мне обещают УДО. 

- Осужденные говорят, что вы видели, как их мучили. Это правда?

- Это правда. Но я сейчас на хорошем счету...

- Я вас понимаю. Вам есть что терять. Никто вас не осудит, если вы промолчите. 

И тут что-то случилось. Он дал весь «расклад». Сказал про начальника и сотрудников колонии:

— Их нужно остановить. 

Благодаря Марселю сложись все частички «пыточного пазла». Как человек наблюдательный и умеющий аналитически мыслить, он составил схему: когда, как, кто и кого пытает, какие места и инструменты для этого используют. Он был уверен, что пришел час Х и все это действительно удастся остановить. И он поставил на карту свое условно-досрочное освобождение.

Мы, члены СПЧ, попросили вывести из ИК № 6 всех осужденных, которые свидетельствовали о пытках. Амирова тоже вывезли. Началась проверка. Марсель описал свое общение со следователем Омутненского межрайонного следственного отдела СУ СКР Махневой: «Ей было неинтересно, что я рассказывал. Когда я называл факты, то она говорила, что это ей не нужно». Женщина вынесла отказ в возбуждении уголовного дела.

Основание? Если коротко: она опросила именно тех сотрудников и тех «активистов», на которых он указал как на мучителей, и они ей ответили: «Нет, никого не били и не пытали». И следователя это вполне устроило. Ее вердикт: «Следствие относится критически к доводам Амирова о превышении сотрудниками колонии должностных полномочий, расценивает их как способ давления на администрацию с целью послабления режима». А в отношении его самого постановила выделить материалы по статье 306 УК «Заведомо ложный донос».

Но главное — его вернули в «Черный дятел», в руки тех, про кого он рассказал членам СПЧ и следствию. За полгода Марсель получил 41 (!) взыскание, был больше 10 раз водворен в ШИЗО (до рассказа о пытках его портрет висел на доске почета, как одного из лучших работников колонии, он получал премии и поощрения). Его лишили права на звонки близким. Его письма и жалобы «терялись», сам он, по словам адвоката, подвергался избиению.

Чтобы спастись, он проглотил несколько алюминиевых ложек (в надежде, что его вывезут в тюремную больницу). Его вывозили, но потом опять возвращали. И каждый раз он, по его словам, слышал, что ничего не докажет и что долго не протянет.

«Я лишена возможности поговорить с сыном по телефону с тех пор, как он дал показания о пытках, - с ноября 2022 года, - пишет мать Амирова. - Я не могу оправить ему передачку. Я не могу получить сведения о здоровье сына, хотя он дал письменное согласие на то, чтобы медицинскую информацию о нем сообщали мне и Андрею Бабушкину».

Бабушкин послал несколько запросов по Амирову. Эстафету после смерти выдающегося правозащитника подхватила автор этих строк. Недавно за подписью главы СПЧ Валерия Фадеева пришло обращение во ФСИН с просьбой перевести Марселя в другой регион (по нашим сведениям, он в плохом состоянии, истощен, есть риск внезапной смерти). И вот получили ответ: оснований нет.

Последнее письмо от Марселя (передал через адвоката) от 21 июня этого года. Он пишет про ИК №6: «На меня вновь оказывают тотальное психологическое давление. Меня глушат музыкой (включали на всю громкость музыку в помещении, где он находился — прим.автора). Сотрудники (перечисляет фамилии, включая начальника Бибика — прим.автора) требуют от меня признать на предстоящем суде 306 статью. Они надеются, что доведут меня до самоубийства».

Кировские тюремные медики подали в суд на Марселя и взыскали с него 1432 рубля 6 копеек (во столько оценили материальный ущерб от актов членовредительства — бинты, вата и тд).

Единственный аргумент против Марселя, что я слышала из уст тюремщиков: «Да он же убийца, рецидивист». Да, Амирова приговорили к 14 годам лишения свободы. И слава Богу: преступление должно быть наказано. Но как бы ужасно ни было то, что совершал человек, никто не может приговорить его к пыткам.

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии