Посол Белоруссии в России Владимир Семашко: между нами нет границ

ИноСМИ

62 Просмотры 0

Посол Белоруссии в России Владимир Семашко в интервью ТАСС рассказал об общих ценностях народов двух стран, а также о вопросах, требующих решения.

— Владимир Ильич, вы работаете послом Белоруссии в России с ноября прошлого года. До этого 18 лет в белорусском правительстве занимали посты вице- и первого вице-премьера. Президент Александр Лукашенко в конце мая своим указом наделил вас полномочиями заместителя премьер-министра по вопросам деятельности Белоруссии в рамках Союзного государства и отношений с Россией. Какие задачи глава государства поставил перед вами, назначая на должность посла и наделяя дополнительными высокими полномочиями?

— Cодержание основных задач, которые были поставлены перед посольством президентом Беларуси при моем назначении, вытекают из союзнического дружественного уровня отношений между нашими странами, а также экономических интересов Беларуси.

Прежде всего это дальнейшее развитие стратегических отношений между Беларусью и Россией во всех сферах: политической, экономической, гуманитарной, а также в области интеграционного взаимодействия. Преодоление большого отрицательного сальдо во взаимной торговле, минимизация стоимости энергоресурсов в рамках реализации договоренностей в интеграционных форматах и наращивание экспорта различных товаров на российский рынок.

Что касается вице-премьерского статуса, рассчитываем, что он позволит более оперативно и на высоком уровне решать вопросы как во взаимодействии с белорусскими организациями, так и с нашими российскими партнерами.

Для нас Российская Федерация была и будет основным стратегическим союзником и партнером.

— В этом году Союзному государству исполняется 20 лет. Что дал союз гражданам наших стран, с вашей точки зрения?

— За прошедшее время создана достаточно эффективная модель межгосударственных взаимоотношений. Это обусловлено не только совместной историей, но также общностью человеческих судеб, узами духовного единства, наличием значительного количества совместных экономических, культурных, гуманитарных и иных связей.

Пожалуй, самой важной отличительной чертой формата Союзного государства можно считать особое внимание к "человеческому измерению".

От Бреста до Владивостока белорусы и россияне имеют равные права во всех основных сферах этого измерения — в свободе передвижения и выборе места жительства, трудоустройстве, образовании, социальном обеспечении, медицине, в вопросах приобретения жилья, ведения бизнеса и т.д.

После развала СССР мы сохранили хозяйственные связи, значительно нарастили совместное производство, реализуем десятки союзных программ в разных сферах сотрудничества

Начиная с 2000 года в бюджете Союзного государства было аккумулировано и направлено на решение общих проблем Беларуси и России свыше 50 млрд российских рублей. Это позволило профинансировать десятки совместных программ.

Созданы перспективные технологии в космической отрасли, высокопроизводительные вычислительные комплексы и программное обеспечение, разработаны новые инновационные технологии в области автомобиле- и сельскохозяйственного машиностроения.

Благодаря плотнейшим экономическим связям небольшая Беларусь стала для огромной России пятым по величине внешнеторговым партнером. А в каждом белорусском тракторе, комбайне или грузовике половина себестоимости приходится на российские комплектующие.

Между нами нет границ, со всеми вытекающими отсюда вопросами их обустройства, пересечения, охраны и контроля. Мы вместе успешно решаем вопросы обеспечения военной безопасности наших стран на западном направлении, поддерживаем друг друга на различных международных площадках. У нас практически полное единодушие и поддержка на важнейших международных площадках — ООН, ОБСЕ и прочих.

Важным элементом белорусско-российских отношений является межпарламентское взаимодействие, позволяющее обеспечивать развитие интеграционных процессов, поддерживать положительную динамику политического диалога и взаимодействия.

Укрепляется также межрегиональное сотрудничество. С 2014 года проводятся Форумы регионов Беларуси и России, с 2015 года в их работе участвуют президенты двух стран. И, конечно же, главное — регулярные контакты на уровне президентов и правительств двух стран, руководителей министерств и ведомств. У наших народов действительно есть чем гордиться, мы называем наши отношения братскими.

Для нас Российская Федерация была и будет основным стратегическим союзником и партнером

20-летие союзного строительства — это также и хороший повод внимательно присмотреться к тому, что уже сделано, оценить, где мы, куда идем, сверить планы на будущее. Именно Союзное государство способствовало решению очень сложных социально-экономических вопросов, позволило нашим странам на определенном этапе перейти к устойчивому росту экономик, увеличить товарооборот, успешно координировать внешнюю политику, повысить обороноспособность, сохранить общее социальное и гуманитарное пространство. Опыт белорусско-российской интеграции стал показательным для других интеграционных структур на постсоветском пространстве.

В ближайшее время союзные отношения между нашими странами должны выйти на качественно новый уровень. Предстоит принять важные решения в области формирования единого экономического пространства, в том числе развития финансово-кредитной, топливно-энергетической и транспортной систем.

Сегодня очень важно объективно оценить опыт прошлых лет и избежать ошибок, двигаясь к заданным и новым целям. Нет сомнений — мы их достигнем.

— Российские и белорусские граждане имеют возможность свободного перемещения через общую границу, равные права при найме на работу и многие другие. И все же в рамках Союзного государства какие права не соблюдаются в равной мере, на ваш взгляд?

— За прошедшие 20 лет, благодаря кропотливой и настойчивой работе в данном направлении, нам удалось достичь значительных результатов по широкому спектру прав граждан Беларуси и России. Прежде всего в таких сферах, как трудовые отношения, пенсионное обеспечение, миграция, получение образования, медицинской и социальной помощи. То есть в самых чувствительных, базовых для простых людей вопросах.

Я бы не ставил так вопрос, что какие-то права не соблюдаются в равной мере. Просто в национальных законодательствах наших стран имеются различия, которые не позволяют нам в ряде случаев прийти к единому знаменателю. И наша задача — постепенно вносить соответствующие коррективы в нормативную базу, которые помогут снять имеющиеся проблемы в этой области. Эта объемная работа, она не прекращалась и будет продолжаться.

Задача формирования единого правового пространства — а сюда относятся и вопросы обеспечения равных прав наших граждан — включена в число Приоритетных направлений и задач дальнейшего развития Союзного государства на 2018–2022 годы. Эти вопросы постоянно находятся в зоне пристального внимания Постоянного комитета Союзного государства и Парламентского собрания Союза Беларуси и России. На их решение также направлена и деятельность специально созданной совместной межведомственной рабочей группы.

— В последнее время и белорусская, и российская сторона отмечали наличие определенных проблем в Союзном государстве. Какие из них, на ваш взгляд, стоят наиболее остро? Нужно ли что-то менять и дополнять в договоре о его создании?

— Наличие проблем — это не итог неких недостатков интеграции, а объективный процесс достижения компромиссных решений, учитывающих союзные и национальные интересы сторон.

Сегодня мы едины в том, что дальнейшее углубление интеграции лежит не в плоскости переоценки целей и задач договора, а в актуализации механизма его выполнения. Таким механизмом является программа действий по реализации договора, где обозначены направления и сферы совместной работы, определены конкретные сроки.

20 лет реализация программы шла в непростых условиях. Это и сложная обстановка в мире, и меняющаяся геополитическая и экономическая конъюнктуры, и новые международные вызовы, в том числе в виде экономических санкций, вводимых против Беларуси и России, которые в совокупности либо прямо, либо косвенно корректировали скорость выполнения тех либо иных обязательств сторон. Поэтому что-то выполнено, а что-то еще остается в разделе задач.

Отработка новой редакции программы идет в формате созданных правительственных рабочих групп под руководством министров экономики обеих сторон.

В Нур-Султане 29 мая на полях саммита ЕАЭС президенты Беларуси и России поставили перед главами правительств задачу найти приемлемые точки соприкосновения по всем вопросам, условились после этого провести встречу для обстоятельного и подробного обсуждения всего спектра российско-белорусских вопросов и дальнейшего системного взаимодействия.

Министр экономического развития России Максим Орешкин после встречи со своим коллегой министром экономики Беларуси Дмитрием Крутым 15 июня в Москве констатировал, что позиции сторон по вопросам интеграции сходятся на 90%. 24 мая в Горках на встрече премьер-министров Сергея Румаса и Дмитрия Медведева звучало число — 70%, так что позитивное движение очевидно и довольно заметно.

Все действия белорусской стороны подчинены одной цели — построению с союзнической нам Российской Федерацией взаимовыгодных отношений, выстроенных на принципах доверия, равноправия, учета национальных интересов друг друга, добросовестного выполнения принятых обязательств.

Фундаментальной основой должно стать решение экономических задач.

— Что вы скажете о необходимости более глубокой интеграции наших стран. Какие вы видите возможности для этого?

— Не хотел бы подменять работу созданных по поручению правительств Беларуси и России рабочих групп по рассмотрению вопросов развития интеграции. Отработка согласованных предложений по ключевым направлениям белорусско-российской интеграции идет полным ходом.

По моему убеждению, текущий уровень союзной интеграции не противоречит жизненно важным интересам двух государств. Главное условие — дальнейшее развитие союза должно быть выгодно для обеих сторон.

Начиная с 2000 года в бюджете Союзного государства было аккумулировано и направлено на решение общих проблем Беларуси и России свыше 50 млрд российских рублей. Это позволило профинансировать десятки совместных программ

Считаю, что все возможные предложения должны идти от жизни и вытекать не из некой абстрактной и надуманной правовой казуистики. Финансово-экономическое взаимодействие не может быть поставлено в зависимость от реализации условий договора, которые затрагивают атрибуты суверенитета государства.

Могу добавить, что, на мой взгляд, нуждается также в проработке пересечение компетенций Союзного государства и ЕАЭС.

Наличие этих двух интеграционных площадок ни юридически, ни идеологически не противопоставлено. Но именно в ЕАЭС сосредоточена отработка актуальных тем экономической повестки, включая формирование регулятивной среды. При этом формирование единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов, отраженных в Договоре о ЕАЭС, соотносится с созданием единого экономического пространства и правовых основ общего рынка в Союзном государстве.

То же самое относится к формированию финансового рынка, единой торговой и таможенно-тарифной политики в отношении третьих стран, установлению единых правил конкуренции и защиты прав потребителей, созданию объединенных транспортной и энергетической систем и другим сферам.

Подчеркну, у всех предложений углубления интеграции должна быть одна цель — укрепление и развитие взаимовыгодных отношений с учетом национальных интересов.

— За полгода вы совершили порядка десяти поездок в российские регионы, встречаетесь с их руководителями в Москве. Совсем скоро, 16 июля, в Санкт-Петербурге откроется VI Форум регионов России и Белоруссии с участием глав государств. Как вы оцениваете уровень межрегиональных связей между нашими странами?

— Практически на рынках всех российских регионов присутствует белорусская продукция. Граждане России рублем голосуют за качественные белорусские продовольственные и промышленные товары по доступным ценам. Крестьяне и промышленники — за сельскохозяйственную, коммунальную, грузовую и пассажирскую технику, качественное строительство любых объектов, ремонт дорог.

Беларусь подписала 79 межправительственных соглашений с российскими регионами. Почти с 60 регионами созданы совместные рабочие группы и советы по деловому сотрудничеству. В 2018 году проведено 37 совместных заседаний таких групп и советов, подписано 142 межрегиональных документа о сотрудничестве с 53 субъектами Российской Федерации.

О взаимной заинтересованности в развитии межрегиональных связей свидетельствует и высокая интенсивность обмена визитами делегаций различного уровня. 21 российский губернатор посетил Беларусь в прошлом году. Руководителей регионов президент Беларуси Александр Лукашенко всегда принимает лично, что уже само по себе говорит о многом. В 2018 году состоялось 195 визитов по линии регионального сотрудничества, 84 белорусские делегации посетили российские регионы. Кроме того, состоялось 263 визита белорусских деловых кругов в регионы России и 125 визитов представителей российского бизнеса к нам.

С 2014 года проводятся Форумы регионов Беларуси и России, с 2015 года в их работе участвуют президенты двух стран. <...> У наших народов действительно есть чем гордиться, мы называем наши отношения братскими

В Беларуси насчитывается свыше 2,5 тыс. организаций с российским капиталом. Также зарегистрировано около полутора тысяч совместных белорусско-российских предприятий. В России — около полусотни совместных сборочных производств и порядка 160 субъектов товаропроводящей сети белорусских производителей с белорусским уставным капиталом. Это не просто цифры, это сотни тысяч рабочих мест.

Значимость межрегионального сотрудничества подтверждают и ежегодные Форумы регионов Беларуси и России, которые с 2015 года проходят с участием глав государств. Форумы стали катализатором ускоренного развития прямых контактов между регионами и бизнес-кругами наших стран, что очень важно в условиях растущей конкуренции на мировых рынках.

На IV форуме в Москве в 2017 году было подписано 77 соглашений разного уровня, почти на 450 млн долларов заключено контрактов. Пятый в Могилеве в прошлом году поднял планку еще выше — до полумиллиарда долларов.

От VI форума, который пройдет в Санкт-Петербурге с 16 по 18 июля 2019 года, мы также ожидаем, что и на этот раз участники проявят высокую активность, деловые круги заключат многомиллионные контракты.

— Ряд экспертов отмечают наличие периодически обостряющихся глубинных проблем во взаимоотношениях Белоруссии и России, связанных с нефтью, газом, техникой, мясо-молочной продукцией. В чем, по-вашему, их причины, устраняются ли они?

— Глубинных проблем не вижу. Однозначно договориться на годы вперед по условиям поставок нефти и газа зачастую бывает сложно — ситуация на этих рынках динамично меняется.

Мы ведем с российской стороной интенсивные переговоры по нефти и газу в двух случаях: когда истекает срок действия ранее подписанного договора и когда в одной из стран на национальном уровне принимаются такие макроэкономические меры регулирования, которые непосредственно влияют на условия экономического развития другого государства. К примеру, сейчас мы это наблюдаем в случае с проведением налогового маневра.

И я бы сказал, что это вполне естественно, когда у нас возникают при подготовке нового проекта межправительственного соглашения какие-то спорные моменты. Было бы удивительно, если бы это было не так, тем более в нашей ситуации. Беларусь добывает 1,6 млн тонн собственной нефти, а внутренние потребности страны составляют более 7 млн тонн. Белорусские нефтеперерабатывающие заводы после завершения их модернизации смогут в общей сложности переработать до 24 млн тонн нефти в год.

Наиболее актуальная тема по нефти сегодня, ввиду принятия российскими коллегами в одностороннем порядке решения по введению налогового маневра, — это компенсация белорусским НПЗ их издержек вследствие перевода их в ближайшей перспективе на мировые закупочные цены. Совместно ищем варианты решения этой непростой проблемы.

Природного газа у нас нет. Мы закупаем до 20 млрд кубометров у ПАО "Газпром". Конечно, после ввода в эксплуатацию Белорусской АЭС этот объем на 5−5,5 млрд кубометров уменьшится, но в любом случае он будет внушительным.

Поэтому вопрос не в том, что у нас возникают спорные моменты. Это нормально. Вопрос в том, насколько оперативно, конструктивно и взаимоуважительно мы снимаем возникающие проблемы.

Переговоры, к примеру, по условиям поставок газа в Беларусь с 1 января 2020 года ведутся практически на протяжении полутора лет. Подписав 13 апреля 2017 года Протокол к ценовому межправительственному соглашению от 25 ноября 2011 года, стороны договорились к 1 июля 2019 года подписать новое соглашение. Однако до сих пор консенсус не достигнут.

Предложения белорусской стороны состоят в том, чтобы постепенно выйти на цену, сопоставимую с ценой природного газа для потребителей граничащей с нами Смоленской области. Иными словами, перейти от нынешнего коэффициента разницы цен 1,84 к коэффициенту 1,0. Это был бы решительный шаг на пути сближения условий хозяйствования предприятий Беларуси и России. Он позволит приступить к решению иных более сложных задач белорусско-российской и евразийской экономической интеграции.

О технике. Российское правительство оказывает промышленному сектору, российским заводам существенную поддержку. Что в сегодняшних условиях, видимо, правильно. Но рядом с ними в России работают предприятия, осуществляющие сборку белорусской техники, на которые эта поддержка не распространяется. А ведь на них поставляются машинокомплекты из Беларуси, более чем на 50% состоящие из российского сырья и материалов. Мы считаем такой подход несправедливым и постоянно поднимаем данный вопрос на переговорах. Тем более что условия признания достигнутого уровня локализации производства техники для предоставления государственной поддержки прописаны в решении Высшего евразийского экономического совета от 29 мая 2014 года. Российская же сторона пока не готова признать достаточным достигнутый уровень локализации для предоставления аналогичных мер поддержки, тем самым отказывая совместным сборочным производствам в возможности на равных конкурировать с техникой, к примеру, того же Ростсельмаша.

Для нас важно, что в правительстве России подходы к этому вопросу постепенно меняются. В мае были проведены два совещания, по итогам которых принято принципиальное решение о введении начиная с 2020 года механизма государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей при приобретении ими российской сельскохозяйственной техники путем субсидирования части затрат российских лизинговых компаний, связанных с передачей ими техники в лизинг на льготных условиях либо посредством льготного кредитования на указанные цели. То есть взамен действующего механизма предоставления субсидий производителям сельхозтехники, предусмотренного постановлением правительства России от 27 декабря 2012 года №1432, который мы критикуем, планируется кардинальный переход от предоставления субсидий производителям сельхозтехники к государственной поддержке сельхозпроизводителей, которые покупают эту самую технику.

Поставлена задача внести в ближайшее время и соответствующие изменения в постановление правительства России от 17 июля 2015 года №719 "О подтверждении производства промышленной продукции на территории Российской Федерации". Планируется ввести балльную оценку соответствия предоставляемой в лизинг при поддержке государства техники критериям выполнения при ее производстве на территории России конкретных технологических операций. Белорусские специалисты готовы совместно с Минпромторгом и Минсельхозом России согласовать изменения с тем, чтобы техника наших совместных сборочных предприятий подпадала под критерии этого постановления.

Насколько сложна и непрозрачна действующая российская система обеспечения производства и сбыта техники, говорит число нормативно-правовых актов, регулирующих этот рынок: по нашим данным, порядка 60.

В Беларуси действует один главный документ — указ президента Беларуси от 2 апреля 2015 года №146, которым установлены равные условия приобретения белорусскими субъектами хозяйствования с государственной поддержкой по договорам финансовой аренды (лизинга) современной техники, произведенной на территории всех государств ЕАЭС. И наши хозяйства спокойно покупают российскую технику.

Надеемся, что вносимые в настоящее время изменения в российское законодательство сблизят наши подходы и помогут решить эту проблему.

По молоку. К качеству белорусской "молочки" не только у российских потребителей, но и у европейских нет претензий, наша продукция узнаваема и любима жителями всех регионов России, стран СНГ и ЕС. Белорусские производители выдерживают все требования и стандарты, принятые в ЕАЭС и которые по ряду позиций у нас жестче, чем в Евросоюзе.

Буквально в мае этого года генеральным директоратом Европейской комиссии по здравоохранению и безопасности пищевой продукции проведено два аудита: аудит белорусской системы контроля производства пищевых продуктов и аудит белорусской системы контроля за остатками вредных и запрещенных веществ в животноводческой продукции. По обоим дана положительная оценка, инспекторы Еврокомиссии отметили, что контроль проводится в полном соответствии с требованиями законодательства Евросоюза.

Поэтому не могу в который уже раз не подчеркнуть: периодическое введение Россельхознадзором ограничительных мер к белорусским предприятиям в большей степени не связано с качеством продукции. Происходит недобросовестное предвзятое вытеснение наших производителей с российского рынка — к примеру, поставки нашей "молочки" в 2018 году по отношению к 2017 году сократились на 18,7%, на 365 млн долларов. По состоянию на 17 июня действуют ограничительные меры в отношении 62 молокоперерабатывающих предприятий, 10 мясокомбинатов и 30 частных мясоперерабатывающих предприятий.

При этом интересно, что, согласно отчету этого ведомства за 2018 год, из более чем 29 тыс. отобранных для контроля партий продукции животного происхождения и кормов в разрезе стран-производителей не соответствовали качественному составу: в России почти 4,5 тыс. партий (16% от общего количества отобранных), во всех других странах ЕАЭС, включая Беларусь, — 133 (5,7%), в третьих странах — 101 (4,9%).

После развала СССР мы сохранили хозяйственные связи, значительно нарастили совместное производство, реализуем десятки союзных программ в разных сферах сотрудничества

Считаю, — для меня в этом сомнений нет — пора не декларативно, реально объединять усилия в борьбе за качество продукции, создавать общий аграрный рынок Союзного государства и выстраивать совместную аграрную политику на рынках третьих стран.

Подчеркиваю, мы прекрасно осознаем значимость отношений с Россией, но отстаиваем равные условия для субъектов хозяйствования, что выгодно и белорусским, и российским потребителям их продукции, и в конечном итоге государственным бюджетам. Именно в этом видим основную цель интеграции.

— Насколько актуальным для белорусской стороны является вопрос о компенсации за начавшийся в российской нефтянке налоговый маневр? На ваш взгляд, какие есть варианты?

— Так называемый налоговый маневр начался в нефтяной отрасли России в 2015 году. До 2018 года проходил его первый этап. В 2019 году в соответствии с федеральными законами №301 и №305 от 3 августа 2018 года (внесены изменения в закон "О таможенном тарифе" и Налоговый кодекс Российской Федерации) начался его завершающий этап, который продлится шесть лет, до 2025 года.

На первом этапе маневра Беларусь потеряла 3,6 млрд долларов, которые нам никак не компенсированы. Если все оставить так, как есть, то за оставшееся до завершения налогового маневра время Беларусь потеряет еще 10,6 млрд долларов при мировой цене нефти 70 долларов за баррель и 8,8 млрд долларов при цене 60 долларов за баррель. А затем белорусские нефтепереработчики будут полностью выведены на мировую цену нефти, в результате чего Беларусь будет ежегодно переплачивать России по 3 млрд долларов.

Даже при прогнозируемом в перспективе росте годового ВВП Беларуси до 100 млрд долларов (сейчас — 60 млрд) для нас это не просто огромные цифры, это очень тяжелое бремя.

В схожей ситуации оказались и российские нефтяные компании. Однако для смягчения последствий налогового маневра для них федеральным законом №301 предусмотрена солидная поддержка из госбюджета в виде отрицательного акциза на нефть и применения демпфирующих коэффициентов. И даже после завершения маневра российские нефтепереработчики получат льготные условия работы и будут приобретать нефть по цене, составляющей 83−84% от мировой цены.

Российский бюджет может себе такое позволить, он от проведения маневра выигрывает, а белорусский бюджет — наоборот, потому что снижаются поступления от вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты. Иными словами, у нас в Беларуси маневр наносит двойной удар — и по нефтеперерабатывающей отрасли, и по бюджету.

Мы в текущем году уже существенно подняли цены на нефтепродукты на внутреннем рынке. Но дальше делать это невозможно. Во-первых, покупательная способность граждан Беларуси не позволяет этого сделать, а во-вторых, у нас и так уже диспаритет цен на бензины и дизельное топливо с Россией где-то в размере 8−10%. Если эта разница в ценах станет больше, то возникнет новая проблема массового ввоза в Беларусь из России дешевых нефтепродуктов. В таком случае не придется говорить и о едином рынке нефтепродуктов Евразийского экономического союза. Какая на это будет реакция в других странах "пятерки", предсказать не сложно.

Поэтому белорусская сторона продолжает рассчитывать на компенсацию Россией последствий проводимого маневра. У правительства России понимание проблем Беларуси в связи с этим, безусловно, есть. Мы приступили к обсуждению компенсационных механизмов. Они могут быть как в виде межбюджетных трансферов, так и в виде изменения формулы цены нефти, внесения в нее специальной скидки. Это основные возможные механизмы, которые обсуждаются. Размер же компенсации очевиден для двух сторон: должна быть возмещена разница в вывозных таможенных пошлинах, помноженная на объем поставляемой нефти.

— Товарооборот между нашими странами увеличился в прошлом году на 9,5%. Возможен ли его дальнейший рост в связи с планами Белоруссии диверсифицировать свой экспорт, больше поставлять в Евросоюз, Китай?

— Если не вдаваться в детали, то в 2018 году динамика двустороннего товарооборота была действительно весьма впечатляющей. Но обратитесь к официальной российской статистике, и вы увидите, что этот почти 10-процентный рост достигнут в основном за счет увеличения российского экспорта в Беларусь (плюс 15,4%). Наш белорусский экспорт в Россию почти не рос (плюс 0,4%). Поэтому по итогам прошлого года отрицательное сальдо в двусторонней торговле с Россией выросло на 3 млрд долларов и достигло минус 9,7 млрд.

Резервы для наращивания поставок белорусской продукции на российский рынок, безусловно, есть, и немалые. В Беларуси полностью обеспечена продовольственная безопасность. Даже если бы сегодня наше население составляло не 9,5 млн, а в три раза больше — до 30, белорусы могли бы полностью себя прокормить. Уровень развития нашего сельского хозяйства это позволяет. Поэтому мы готовы производить больше и продавать по приемлемым и доступным ценам с взаимной выгодой для обеих стран.

Есть серьезные резервы по наращиванию экспорта и у наших машиностроителей. По долгу службы я часто общаюсь с губернаторами. Однозначно утверждаю: наша техника востребована в России. Но, повторюсь, несмотря на наличие договоренностей в рамках ЕАЭС о равных условиях хозяйственной деятельности и справедливой открытой конкуренции, российские предприятия получают такой объем субсидирования и государственной поддержки, о котором наши даже не мечтают. Качество нашей техники, ее сервисное обслуживание всех устраивает, но цена, в которой к тому же отражается и стоимость углеводородов, растет. Не можем же мы продавать ее ниже себестоимости.

Могу подтвердить, что шаги, предпринимаемые в Беларуси по диверсификации экспортных поставок, связаны в том числе и с перечисленными причинами. Делается это для того, чтобы снизить зависимость нашего экспорта от какого-либо одного рынка, а не для того, чтобы нарастить поставки именно в Китай, страны Юго-Восточной Азии, одновременно снизив их в Россию.

Диверсификацией экспорта занимаются все страны, включая самые развитые, здесь ничего нового нет, это нормальная практика. И если бы мы этого не делали, мы бы сегодня испытывали определенные проблемы, тонули бы в долгах.

Но, подчеркиваю, на экспорт наших товаров в Россию диверсификация не повлияет. Наоборот, мы готовы поставлять на российский рынок гораздо больше.

— Хотелось бы задать вопросы, которые представляются, пожалуй, более актуальными гражданам наших стран. Когда может быть отменен роуминг в Союзном государстве? Когда появится "союзный шенген" — соглашение о взаимном признании виз между Россией и Белоруссией и насколько реалистична идея введения единой валюты в нашем союзе?

 Отмену роуминга мы рассматриваем как важный шаг для установления безбарьерной среды общения в Союзном государстве. Над этим активно работают Министерство связи и информатизации Беларуси и Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций России. Не остаются в стороне от решения вопроса Постоянный комитет Союзного государства и Парламентское собрание Союза Беларуси и России.

Страны ЕС решали эту проблему почти десять лет. Но думаю, что совместными усилиями мы гораздо быстрее создадим необходимые условия, и роуминг будет отменен в ближайшие год — два.

О возможности появления "шенгена на двоих" говорили еще в 2014 году. Фактическая работа над проектом межправсоглашения о взаимном признании виз началась в 2015 году и сейчас находится на финишной прямой. Завершаются необходимые внутригосударственные процедуры, выверяются все нюансы его применения. Исходим из того, что в ближайшее время — до конца года — стороны завершат работу над этим важным документом.

Что нам даст "союзный шенген"? Упростит деловые и туристические поездки. Если у гостя есть белорусская виза, то виза в Россию ему уже не потребуется. И наоборот. Поможет ускорить прохождение погранконтроля. Иностранцы получат дополнительные возможности для посещения обеих стран, что выгодно и белорусской, и российской стороне.

В отношении введения единой валюты мало кто сомневается в реалистичности такой перспективы. Но здесь нужно отдавать себе отчет: есть экономические законы, решение которых административными инструментами может обойтись очень дорого.

Руководителей регионов президент Беларуси Александр Лукашенко всегда принимает лично, что уже само по себе говорит о многом. В 2018 году состоялось 195 визитов по линии регионального сотрудничества, 84 белорусские делегации посетили российские регионы

И мы, и российская сторона четко и ясно понимаем, что валютная сфера — это прежде всего элемент суверенитета любого государства. И валютная интеграция в ущерб суверенным правам партнеров невозможна. Следует идти в ногу с уже хорошо зарекомендовавшим себя международным опытом в данной сфере.

Введение единой валюты, переход к единой монетарной политике, создание единого эмиссионного центра должны стать венцом, скрепляющим все наши достижения на пути построения единого экономического пространства, решения первостепенных интеграционных задач.

— Цифровая экономика в последнее время стала основным трендом развития для многих государств. В Белоруссии действует Парк высоких технологий (ПВТ), в России — "Сколково". Каков потенциал сотрудничества наших стран в этом направлении, в IT-сфере, в космосе?

— В Беларуси информатизация объявлена одним из важнейших приоритетов на национальном уровне. В конце 2017 года президент Беларуси Александр Лукашенко подписал два декрета: "О развитии предпринимательства" и "О развитии цифровой экономики". Первый предусматривает кардинальное изменение механизмов взаимодействия государственных органов и бизнеса, минимизирует вмешательство должностных лиц в работу субъектов хозяйствования и усиливает механизмы саморегулирования бизнеса. Второй превращает Беларусь в одно из самых комфортных мест в мире для ведения IT-бизнеса. В стране создана эффективная система стимулов, льгот и преференций для осуществления инвестиционной деятельности.

Наш ПВТ — один из крупнейших IT-кластеров в мире. Один пример: программой для мобильных телефонов Viber, созданной белорусами, пользуются около миллиарда человек из почти 200 стран.

Экспорт парка за 2018 год вырос на 38% и составил 1 млрд 414 млн долларов. Сегодня его оборот почти в два раза превышает показатели такого промышленного гиганта, как БелАЗ, занимающего треть мирового рынка карьерных самосвалов. При этом важно, что в отличие от автомобилей и тракторов это интеллектуальный продукт — практически чистая добавленная стоимость.

Количество резидентов ПВТ стремительно растет, уже порядка 500. Можно отметить приход в парк такого интернет-гиганта, как российская технологическая компания Mail.Ru Group, оборот которой свыше 40 млрд российских рублей в год. А американский IT-гигант — компания EPAM Systems, основанная белорусом Аркадием Добкиным, активно сотрудничает как с ПВТ, так и с российским инновационным центром "Сколково".

Недавнее посещение "российской кремниевой долины" произвело на меня большое позитивное впечатление масштабами проекта, подходами к его реализации. Весьма порадовал и конструктивный настрой на сотрудничество с Беларусью, которая, как отметил председатель Фонда "Сколково" Аркадий Дворкович, входит в число ключевых партнеров. Хороший пример взаимодействия — разработка резидентами "Сколково" программных решений для систем управления нового поколения беспилотных большегрузных автомобилей "БелАЗ". Или белорусский инжиниринговый центр EnCata, где российские стартапы Фонда "Сколково" разместили заказов примерно на 1 млн долларов. С белорусами уже работают порядка 30 компаний из "Сколково", еще 70 выражают такие намерения. В ПВТ же работают 38 компаний с участием российского капитала.

С руководством фонда мы договорились активизировать взаимодействие по целому ряду направлений, в том числе подготовить новое соглашение о сотрудничестве "Сколково" с Госкомитетом по науке и технологиям и Академией наук Беларуси, которое планируется п

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии