"Муж пришел убивать": две истории домашнего насилия со страшным концом

Общество

78 Просмотры 0

Нелюбовь до гроба

Это истории двух женщин — жертв домашнего насилия. Одну побои мужа привели на скамью подсудимых, другую — на кладбище. Галину Каторову из Находки обвиняли в убийстве мужа. Супруг на протяжении нескольких лет избивал ее, а в тот день едва не задушил. Пытаясь защититься, Галя схватила первый попавшийся под руку предмет. Им оказался кухонный нож.

Ираду Москвину, мать троих детей, муж заколол на работе.

Специально пришел к ней с ножом, вызвал в безлюдное помещение. А до этого неоднократно угрожал, что убьет

Но мужчине предъявили обвинение лишь в причинении тяжкого вреда здоровью...

фото: Из личного архива
Галина Каторова.

Чуть больше года назад из Уголовного кодекса исчезла статья о домашнем насилии. Теперь за первый синяк на теле родного человека можно откупиться штрафом. Год понадобился общественности, чтобы понять: декриминализация побоев не оправдала ожиданий. Даже глава СК Александр Бастрыкин отметил, что «маньяки с улиц переместились в семьи»....

15 февраля суд города Находки приговорил 39-летнюю Галину Каторову к трем годам колонии общего режима. В отсрочке исполнения наказания ей отказали, не приняли в расчет, что женщина воспитывает трехлетнюю дочь.

Услышав приговор, Галина зарыдала. На нее, плачущую, надели наручники и увезли.

Галину, можно сказать, еще пожалели. Ведь прокурор за убийство мужа Максима Каторова просил для нее 7 лет колонии. Только на последнем заседании обвинение переквалифицировали на менее тяжкое — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего».

Все произошло 11 марта 2017 года. Супруг, вспоминала Галина на суде, еще с утра был на взводе. От злости он даже швырнул в раковину тарелку с завтраком. Возможно, причиной плохого настроения было похмелье — накануне мужчина хорошенько отметил окончание рабочей недели.

Днем к Максиму зашел сосед из квартиры сверху — Павел Черников. Мужчины решили поправить здоровье, достали баклажку пива. Затем засели играть в компьютерную игру.

Пока друзья выпивали, Галина занималась домашними делами. Только когда она уложила спать трехлетнюю дочь Вику, решила подсесть за стол. Спиртное она в тот вечер почти не пила. Как заявил на суде сосед пары, «Галя лишь пригубила пиво, выпила глоток вина». Но мужчинам, чтобы они не захмелели, решила нарезать на закуску сыра. Нож она оставила на разделочной доске. Этот оставленный по забывчивости на столе ножик в истории Галины и Максима сыграет роль чеховского ружья, которое обязательно должно выстрелить.

Все началось с позднего звонка на телефон Максима. Услышав его, мужчина замялся и вышел в коридор, чтобы поговорить без свидетелей.

Вернулся он раздраженным.

— Галина спросила, кто звонил. Дело в том, что она ранее уличала супруга в неверности, и любой незнакомый вызов ее беспокоил, — объясняет адвокат Галины Елена Соловьева. — Максим ответил (уж извините, процитирую): «Не твое дело, пидо**ска». Галина не выдержала: «Если твоя жена такая, кто же ты сам?» Эта фраза сильно взбесила Максима — ведь его при друге обозвали голубым. Он схватил Галю за волосы, намотал их на кулак, начал избивать.

Вот как описывал во время допроса в суде произошедшее сосед пары Павел Черников:

«Максим подскочил и схватил Галину за горло. Он держал ее одной рукой, а второй наносил удары по лицу, потом схватил за волосы и начал бить коленом. При этом он ее обзывал, она кричала «помогите»... Он ее душил, сорвал с шеи шнурок с крестиком, Галина хрипела...»

Соседу удалось оттащить Максима. Каторов огрызался: «Не лезь, сам со своей женой разберусь». Тогда сосед засобирался домой. И только просьба Галины, чтобы он не уходил, иначе муж ее убьет, убедила Павла остаться.

Видимо, чтобы снять стресс, мужчина пошел покурить на балкон. Хотел забрать с собой и Максима, но тот не соглашался. «Иди кури, слово мужика даю, что не трону ее», — заверил друга Каторов.

Но потом из кухни вновь раздался грохот посуды.

Из показаний Павла Черникова:

«Я увидел, как Максим бьет Галину ногами. Потом он закричал и попятился назад — и я увидел блеск ножа у Галины в руках. Максим закрылся руками, Галина наносила ему удары... Я подбежал, схватил ее за руку, выбросил нож... Ее глаза были затуманены, будто она не понимала, что произошло...»

«Ложилась рядом с мужем, просила оживить его током...»

Потом экспертиза установит: Галина нанесла супругу 11 ножевых ранений. И это, говорит адвокат женщины, один из козырей обвинения, свидетельствующих, что совершила она именно умышленное убийство. Ведь разве можно нанести столько ударов защищаясь?

— Но никто не взял в расчет, что смертельное ранение было одно — в сердце. Остальные Галина наносила по плечам, по рукам мужа, будто отмахиваясь от него, — говорит Елена Соловьева.

В отделе следователи предложили женщине написать явку с повинной, признаться, что она убила мужа. «Вы ведь 11 раз его ножом ударили, здесь без вариантов», — убеждали Галю.

И она послушалась, во всем созналась. Спустя несколько дней ей предъявили обвинение по статье 105 — в убийстве. То есть в умышленном причинении смерти мужу.

фото: Из личного архива
Максим Каторов.

О том, что Галина защищалась, что квалифицировать ее действия можно по статье 108 УК — превышение пределов необходимой самообороны, никто даже не заикнулся. А ведь все последующие действия женщины говорят о том, что она не хотела убивать мужа. Более того, она даже не поняла, что убила его.

— После случившегося моя подзащитная пошла к соседке с нижнего этажа. Зайдя к соседке, Галина попросила ее закрыть входную дверь на замок. Сказала, что боится, как бы за ней не пришел разъяренный муж, — утверждает адвокат.

Уже потом обе женщины поднялись в квартиру Каторовых. На полу в кухне они увидели лежащего Максима. На нем был массивный банный халат, который скрывал следы крови. Как вспоминает соседка, Галина тогда потрясла мужа, когда же он не отреагировал, объяснила: «Наверное, спит, — и добавила: — Такое уже было, однажды он выпил и свалился в беспамятстве».

— Ну разве так может вести себя женщина, совершившая хладнокровное убийство, какое приписывают Галине? — вопрошает адвокат Соловьева.

Еще более странно, если брать в расчет предъявленное ей обвинение, Галина повела себя, когда Максима осмотрели врачи «скорой» и констатировали его смерть. У Галины случилась истерика.

Из показаний Павла Черникова:

«Галина подбежала к мужу, начала кричать «Максим, не умирай!»... Она просила оживить его током».

— Врачи даже не могли накрыть покойного, потому что супруга ложилась рядом с ним. Уходя, они спрятали в квартире все ножи и колющие предметы, потому что опасались, что Галина может с собой что-нибудь сделать. Разве так ведет себя преступник, совершивший умышленное убийство? — недоумевает адвокат.

Самооборону следователи отмели сразу. Они посчитали, что у Галины между двумя этапами избиения был момент, когда она могла убежать.

— И тогда ей бы не пришлось хвататься за нож, — растолковывает позицию обвинения адвокат. — По этой же причине был отринут и аффект. Ведь он развивается быстро, это внезапно возникшее душевное волнение. А здесь вроде бы была первая серия ударов, потом она прекратилась, и у Галины была возможность прийти в себя.

— Действительно, а почему Галина не ушла после первой череды ударов?

— Во-первых, она испугалась оставить ребенка с пьяным и агрессивно настроенным мужем. Во-вторых, ей просто некуда было идти. Друзей у нее в Находке не было — они с мужем снимали квартиру в этом городе не так давно. Родные живут во Владивостоке, который в четырех часах езды. Куда ей бежать? Прятаться по соседям?

«Первый раз избил перед свадьбой...»

На суде Галина рассказала: так сильно, как 11 марта, муж ее никогда не избивал. Но до этого ей частенько приходилось терпеть побои.

Первый раз он избил ее примерно через полгода после знакомства. Случилось это за несколько дней до свадьбы. Уже было куплено платье, заказан стол в ресторане. Но в загс Галина так и не смогла пойти из-за гематом.

— Мы тогда думали, что они разбегутся. Они и правда разошлись на какое-то время. Но потом Максим смог вымолить у дочки прощение, — вспоминает мать Галины Нина Бекежанова.

фото: Из личного архива
Ирада Москвина.

Правда, хватило его выдержки ненадолго — спустя еще полгода он опять сильно избил гражданскую супругу.

— Гематомы тогда у нее по всему телу были. Мы пошли писать заявление в полицию. Нас отправили к участковому, а тот вызвал на «очную ставку» Максима. Слово за слово — и вот они опять помирились. Заявление Галя забрала.

Но избиения продолжились и потом. Мама Гали говорит, что она даже кредит Максима выкупила у банка в обмен на обещание, что он больше ее дочь пальцем не тронет. Выплатила за него 60 тысяч. Но и это не помогло.

Наверное, выходить замуж за домашнего тирана было полнейшим безумием. Но Галя забеременела. И в ее ситуации это было настоящим чудом. Дело в том, что до этого ей ставили диагноз «бесплодие», она долго лечилась. И вот единственная за всю жизнь беременность, в 36 лет долгожданный первенец.

Пожалуй, только после рождения дочери Максим не бил Галину. Но не потому, что научился контролировать агрессию.

— Он просто тогда в браслете ходил. До этого Максим сильно избил прежнего жениха Гали, проломил ему голову палкой, вот его по обвинению в нанесении тяжкого вреда здоровью и посадили под домашний арест. Максим прекрасно понимал, что если бы Галя обратилась в полицию с заявлением, что муж, будучи под домашним арестом, ее избивает, его бы отправили в тюрьму. А этого он не хотел. Вот и вел себя прилично, — говорит мать Галины.

Но в те моменты, когда Каторов не бил жену, он психологически давил на нее: мог оскорбить, разбить пульт о стену.

— Почему же ваша дочь не подавала на развод? — спрашиваю у Нины Петровны.

— Вот и мне следователь точно такой же вопрос задавал. Я и сама не могу понять почему. Любила, наверное.

— Этот вопрос задают всем жертвам домашнего насилия, — вступает в разговор адвокат Галины Елена Соловьева. — «Зачем вы за него замуж выходили?», «Почему не ушли?» А там уйма факторов, например экономический, когда нет жилья, нет денег. Возьмем Галину ситуацию: она жила в Находке на съемной квартире, которую оплачивал муж, находилась в декрете, своих денег у нее не было. Плюс после того как муж в очередной раз избил ее, родные наняли ей машину для переезда, а она помирилась с мужем и отказалась ехать к родным. Те в сердцах сказали, чтобы к ним за помощью она больше не обращалась. А вообще всем жертвам домашнего насилия нужно проходить реабилитацию, такую, какая организована в странах, где есть закон о домашнем насилии. Потому что жертва и тиран всегда находятся в зависимых отношениях. Возникает цепочка, когда им и вместе плохо, и расстаться они не могут...

В СИЗО Галина провела 9 месяцев. Только за неделю до Нового года ей изменили меру пресечения и отправили под домашний арест.

Все это время дочка Галины спрашивала у бабушки, куда исчезли ее родители.

— Я говорила, что они на работе. А что я могла ей еще сказать? Не объяснишь же трехлетнему ребенку, что мама, защищаясь от папы, зарезала его. Могу сказать одно: Галя страдает от потери мужа. Первое, что она сделала, когда ее отпустили под домашний арест, — это съездила на могилку к Максиму. Точно знаю: если бы не этот инцидент, никуда бы она от него не ушла. Так бы все терпела. И прощала.

фото: Из личного архива
Андрей Москвин.

«Он кидался с кулаками, ломал мое имущество...»

Ираду Москвину, успешную бизнес-леди из Тюмени, хозяйку школы парикмахерского искусства, бывший муж пришел убивать. С собой он принес нож, вызвал женщину на разговор в подсобное помещение, нанес ей два удара, а потом смотрел, как бывшая супруга истекает кровью.

Но, несмотря на все это, обвинение Андрею Москвину предъявили не в убийстве, а в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

Про таких, как Ирада, говорят: сама себя сделала. Независимая, амбициозная. И всегда улыбчивая — будто трудностей вообще не существует.

— Она сама воспитывала трех дочек (двух от первого брака и одну от Андрея), сама содержала большую семью. И умудрялась еще и мужиков на своей шее тащить, — вспоминает коллега и подруга убитой Ольга. — А мужчины ее добротой пользовались.

С Андреем Москвиным женщина познакомилась прямо в школе, он пришел к ней на стрижку. Уже на следующий день мужчина пришел к стилисту с букетом роз.

— Сейчас для всех знакомых Ирады ясно — он клюнул на ее деньги, ведь он нигде не работал. Ну а тогда он ее красиво добивался. Ирада долго не принимала его ухаживания, но потом сердце дрогнуло. Андрей вообще-то из тех людей, кто может расположить к себе.

Довольно быстро пара подала заявление в загс, потом родилась дочка. После Андрея как подменили.

— Он начал ее без удержу ревновать, запретил Ираде общаться с другими мужчинами. Он добился даже того, чтобы она отказалась от клиентов-мужчин, которых она стригла годами.

Но самое ужасное, что Андрей начал распускать руки.

— При мне лично он разбил ее телефон и ударил ее головой о стену. Причем все это произошло на работе. Андрея не смутило, что там были ее ученики. А еще он очень плохо относился к ее дочерям от первого брака. Он их крыл такими словами, будто общался с зэками. И это все на глазах у других людей, коллег. Она жаловалась в полицию, но обращения игнорировали.

А еще, утверждают знакомые, муж постоянно вытягивал у Ирады деньги.

— Сразу после свадьбы он продал свою отечественную машину и забрал у Иры ее «Ауди». Чуть ли не через день он звонил ей и говорил, что попал в очередную мелкую аварию — поцарапал кого-то на парковке. И просил денег, чтобы возместить водителям пострадавших машин ремонт. Кроме того, Андрею подозрительно часто прокалывали колеса. По крайней мере он так говорил. На ремонт деньги, естественно, давала Ирада. Одним словом, он полностью сидел у нее на шее, а она не могла позволить себе даже лишнюю пару колготок купить — все уходило на Андрея.

Знакомые подозревают, что мужчина употреблял психотропные вещества. По крайней мере они вспоминают, что однажды он запер жену вместе с детьми на три дня в доме и не выпускал их. Все это время мужчина перерывал шкафы, искал что-то под плинтусами. Только когда на третий день в квартиру приехали коллеги Ирады, Андрей отпустил ее и детей.

Последней каплей стали участившиеся побои. Ирада подала на развод. Вот что она сама написала на одном из форумов:

«В конце июля я собралась с духом и ушла от мужа. В августе он забрал дочь и не отдавал, вымогал деньги на ее содержание. При любой встрече он кидался с кулаками, ломал мое имущество. Я обращалась в полицию, там принимали все мои заявления, но во всех случаях отказывали в возбуждении уголовного или административного дела. И когда я поняла, что мне никто не поможет жить спокойно, я секретным путем забрала дочь и двух других девочек и улетела в Крым...»

Андрей не стал бездействовать — он подал на Ираду заявление в полицию, а по всему городу расклеил листовки, якобы жена, которая является сумасшедшей, украла у него дочь и увезла девочку в неизвестном направлении. В итоге Ире пришлось вернуться в Тюмень.

«Муж угрожал, что убьет ее...»

Месяца примерно за полтора до трагедии Андрей устроил очередной скандал на работе Ирады.

— Он приехал к нам и начал кричать, что она не отдает ему дочь. Угрожал, но до драки не дошло. Зная его, мы сразу вызвали полицию, но никто на наш вызов так и не приехал, — вспоминает Ольга. — В итоге Ирада съездила за дочкой, они договорились, что она будет отдавать ему девочку на выходные. Мы думали, что ситуация разрешилась.

24 декабря бывшие супруги договорились, что дочь будет гостить у Андрея. При этом по телефону мужчина предупредил: «Хочу, чтобы дочку мне привезла именно ты». Но ребенка привез бывший муж с матерью. Тогда Андрей вернул им девочку со словами: «привезти ее должна была Ирада». И направился в школу парикмахерского искусства.

— Он много раз писал Ире сообщения, в том числе и в соцсетях, что убьет ее. Она даже заявления по этому факту в полицию писала. Но наши доблестные стражи порядка не обратили на них внимания, — утверждает подруга погибшей Ольга.

В тот день Андрей позвал Ираду в тамбур на разговор. Но беседа быстро перешла в оскорбления. Андрей вытащил нож и пырнул им дважды бывшую жену.

— Девушка, которая увидела, как Ирада стала сползать по стенке, подбежала к ней, выгнала Андрея, который хладнокровно смотрел, как его жена истекает кровью. Затем вызвала «скорую».

Неделю Ирада пролежала в реанимации, но спасти ее врачи не смогли. Трех девочек взял на воспитание бывший муж.

То, что Андрею предъявили обвинение не в убийстве, а в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, возмутило многих друзей Ирады. Общественная организация многодетных семей Тюменской области «Радость», в которой состояла женщина, даже отправила обращение губернатору области Владимиру Якушеву.

«Друзья и коллеги, проходящие свидетелями по уголовному делу, возмущены тем, что бывшего мужа Ирады Москвиной пытаются обвинить в нанесении телесных повреждений и причинении смерти по неосторожности, тогда как еще при задержании он сказал оперативникам, что в тот день изначально шел убивать рассердившую его жену.

Просим вас взять расследование этого дела под свой личный контроль и не допустить излишне гуманного отношения к человеку, оставившему сиротами трех девочек...»

…Адвокат Галины Каторовой обязательно будет обжаловать приговор. Наняли юриста и родные Ирады. Но ведь этих трагедий можно было бы избежать, если бы правоохранительные органы вовремя среагировали на заявления женщин о домашнем насилии.

Получайте короткую вечернюю рассылку лучшего в «МК» - подпишитесь на наш Telegram.

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии