Друг Пака оценил компанию Мамаева и Кокорина: «Девушка вообще ущербная»

Общество

37 Просмотры 0

Адвокаты попытались поймать Сергея Гайсина на противоречии, но неудачно

В среду на процессе по делу об избиении футболистами людей в центре Москвы выступил еще один свидетель — директор научного центра НАМИ Сергей Гайсин. Он также находился в кафе «Кофемания», когда там хулиганили спортсмены Павел Мамаев, Александр Кокорин и их приятели. Гайсин приехал на встречу со своим знакомым Денисом Паком.

Друг Пака оценил компанию Мамаева и Кокорина: «Девушка вообще ущербная»

фото: Екатерина Шлычкова

У нас с Паком была назначена деловая встреча на 9 утра. Я пришёл в «Кофеманию» на Никитской. Меня проводили и в правом левом углу были возбужленные молодые люди и Денис, к которому я пошёл. Когда понял, что происходит, попытался успокоить присутствующих. Вербально ситуацию успокоить.

Рассказвыая о роли каждого из участников конфликта, Гайсин пояснил, что Кирилл Кокорин довольно активно набрасывался на Пака

У самого директора НАМИ возникла дискуссия с Александром Протасовицким. «В любом случае, все товарищи стопроцентно были в неадекватном состоянии».

- Я попытался спросить, что у нас с охраной. В этот момент произошёл удар Паку в лицо. То, что по лицу, я понял по реакции Пака - он держался за лицо.

- Кем был нанесён удар? - поинтересовалась прокурор Светлана Тарасова.

- Александром Кокориным. Потом меня ударил Мамаев

- Кулаком или ладошкой?

- Тяжело сказать. Скорее всего полураскрытой рукой. Затем Протасовицкий схватил меня за шею.

- Он вас душил?

- Это был удушающий приём. Но сознания я не терял. Затем кто-то из посетителей достал телефон. И кто-то к ним подошёл.

- Кто?

- Кокорин или Мамаев. Потом ситуация начала успокаиваться, но дискуссия продолжалась. Пак ничего не говорил. С их стороны финальную фразу, по-моему, сказал Кирилл Кокорин: "китаец, уезжай домой!"

Гайсин также вспомнил, что ему кто-то сказал: еще легко отделались!

- Выражались ли подсудимые?

- Дословно не скажу.

- "Убью" было?

- Было "скажи, спасибо!" "тебе ещё повезло". Это было сказано в этом контексте.

- Пытался ли кто-то примириться, вы извинялись?

- Мне извиняться не за что. Мне никто извинений тоже не приносил. Паку тоже не приносил. Он со своей стороны сказал, что если кого-то обидел, то готов извиниться. Там, чтобы пожали руки, такого не было...

-Кто-нибудь бил посуду?

- Да. Девушка. Она лазила по столам, проливал и сок или виски, корчила рожу. Она вообще ущербная....

Прокурор поинтересовалась, какое наказание хочет для подсудимых потерпевший:

- Строгое? Не строгое?

- На усмотрение суда, - ответил Гайсин.

- Вы также вправе заявить исковые требования...желаете ли это сделать?

- Нет.

Надо сказать, что диалог адвокатов обвиняемых с Гайсиным складывался непросто — так же как и ранее с Паком. Чиновник очень уверено и тихо отвечает на вопросы, а также сам задаёт адвокатам уточняющие вопросы.

- Вы видели только раскрошенный зуб у Пака? - поинтересовался адвокат Ромашов.

- Да. Он также за голову держался.

- А что под волосами?

- Я не смотрел. Я не врач.

Кстати, Гайсин также пояснил, что сам получил травму губы. Но защитников больше интересовала голова Пака.

- Когда вы были в «Кофемании», Пак жаловался на головокружение? - спросила адовкат Стукалова.

- Он жаловался на то, что его ударили по голове. Признаков сотрясение мозга из учебников он не произносил.

- Когда вы пришли в кафе, конфликт уже был. Скажите, пожалуйста, где был Александр Протасовицкий? - спросила адвокат Прилипко.

- Александр хотел спать. Активных действий не предпринимал. Он реально был уставший. Он молчал.

- Протасовицкий держал вас за шею. Он сделал это с целью нанести повреждения или удержать от эскалации конфликта с Мамаевым?

- У него спросите. Вряд ли хотел меня приобнять.

- Хотелось бы напомнить, что вы предупреждались об уголовной ответственности.. Применялось ли при вашем присутствии к Паку насилие?

Агрессию применял Александр Кокорин. Я спросил, что случилось. Пак сказал "меня ударили стулом".

- Какие конкретно слова произносил Мамаев, помните? - спросил адвокат Бушманов.

- Не помню точно. По ощущениям это было агрессивно.

- Вы с Мамаевым в диалоги вступили?

- Здесь сложно сказать. Я ко всем обращался с просьбой успокоиться.

- Между вами и Мамаевым диалога не было?

- Нет. Кроме того, что я по лицу получил.

Гайсин пояснил, что после удара, который ему нанес Мамаев, у него был поврежден подбородок и помялись очки.

Свидетель также отметил, что его поразило немужское поведение некоторых их компании футболистов.

Адвокат Мамаева спросил, приносил ли его подзащитный ему извинения на очной ставке:

- В плане "Прости меня, пожалуйста, нет, такого не было", - сказал Гайсин, отметив, что со стороны Мамаева скорее было сожаление, что он это сделал.

После этого защитники впервые потребовали огласить письменные материалы дела - очную ставку, протоколы допросов.

-Я не люблю, когда мне врут, - пояснил адвокат Бушманов.

Адвокат пояснил: ранее свидетель утверждал, что Мамаев только задел очки, которые Гайсин потом самостоятельно выгнул. Гайсин отреагировал спокойно — лишь время от времени посматривал на часы.

Но сначала защитникипопросили прояснить ситуацию с Кокориным-младшим - бил он Гайсина или все же нет

- Кирилл Кокорин вёл себя агрессивнее остальных - подскакивал со всех сторон и хотел достать со всех сторон. Когда Мамаев ударил меня, а Протасовицкий держал меня за шею, я не почувствовал удара Кирилла. Его удар был не сильным, скорее лёгкое касание, но удар был. Я не отказываюсь от своей подписи, Боже упаси, - пояснил Гайсин.

Затем адвокаты вернулись к удушающему приёму, который применил Протасовицкий по отношению к Гайсину. Адвокатов интересовало, испытывал ли потерпевший боль.

- Не вижу противоречий. Просто говорил разными словами. Я не большой специалист по единоборствам. У меня было удержание за шею. И это было больно..., - сказал Гайсин, уточнив, что вообще "брать чужого человека невоспитанно".

Адвокат Бушманов зачитал протокол очной ставки:

-"Хочу извинится перед Гайсиным. Понимаю, что моё поведение было недопустимым. Готов загладить причинённый вред". Было такое? А то потерпевший говорит, что извинений не было.

- Вред - это вообще отдельная песня, - сказал Гайсин. - То, что он произнёс, слово" извините" да. Но он же не может извинится перед всеми людьми. Я ещё был в неком публичном месте..., - как-то невнятно отметил потерпевший, возможно, имея в виду, что извинения носили чисто формальный характер.

- Вы говорили, что Пак ходил и постоянно держался за голову, - начал адвокат Ромашов.

- Не было такого! - запротестовала прокурор.

- Было! - хором закричали адвокаты.

Гайсин же пояснил, что кроме видео, были и другие моменты, после драки, в отделении полиции.

-Я подтверждаю, что Пак периодически держался за голову. Если я неправильно донёс до вас мысль, я прошу прощения.

Затем один из обвиняемых Александр Протасовицкий поинтересовался у потерпевшего, мог ли он как-то ещё удержать Гайсина от ответного удара Мамаеву.

- Была ли альтернатива? Была. Словесная.

- То есть когда двое уже вступили в контакт? Словами не повлияло бы...

- Во-первых, повлияло бы..., - ответил потерпевший и пояснил, за что поблагодарил Протасовицкого после применения им приёма, который удержал его от драки:

-Вы реально крепкие ребята. Если бы вы реально начали бить, то я до сих пор был бы в больнице. За это вам спасибо.

Затем слово взял Павел Мамаев.

- Хотел обратиться. На очной ставке я принёс извинения... Я считаю, что мои слова и действия в тот момент были искренними. Если бы мне дали возможность извиниться перед всеми людьми из «Кофемании», я бы извинился. То, что в тот момент я повёл себя неправильно, я не отрицал на очной ставке. Вы, как взрослый человек, должны понимать степень соизмеримости нашего наказания. Для каждого из нас это останется уроком на всю жизнь. Мои действия, все понимают, были не совсем правильными. Вся та ночь, все то утро было не совсем правильным. Это не значит, что мужчинам, вам, Денису Климентьевичу (Паку — прим. Авт.) и Виталию Соловчуку нужно держать внутри себя обиду на нас и огорчение, из-за того, что мы принесли вам такой непоправимый вред...

- Ага, особенно Соловчуку..., - не сдержалась от реплики прокурор.

-... Если получится с вами примириться, я был бы рад, - закончил Мамаев.

Затем в суде выступил Кокорин-младший:

- Вы там говорили, что я там был самый активный...Так как вы старше, я согласен, что был неправ, можно было поступать по-другому. В связи с этим хотел был извиниться за свое поведение. Я считаю, что не надо держать зла друг на друг столько времени, - с улыбкой произнёс подсудимый. Потерпевший промолчал.

На этом заседание закончилось.

Читайте репортаж из зала: "Избитый Кокориным чиновник Пак обвинил его в угрозе убийства"

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии