Что год грядущий нам готовит: когда ждать новой встречи Путина с Байденом?

ИноСМИ

68 Просмотры 0

Новый год начался интригующе. Между Россией, США и НАТО завязался содержательный разговор о гарантиях и фундаментальных основах безопасности. Буквально сегодня в Женеве состоялась очередная российско-американская встреча в развитии этого диалога, на сей раз на уровне глав внешнеполитических ведомств.

Выступая перед ее началом в Берлине, госсекретарь США Энтони Блинкен указал, что видит возможность поладить "мирно и дипломатично", хотя и подчеркивал, что не может поступаться принципами, и грозил Москве карами за их несоблюдение. "Конечно, Россия вправе себя защищать, и США, и Европа готовы обсуждать обеспокоенности России по поводу своей безопасности и как мы можем их уладить на обоюдной основе (in a reciprocal way)", — сказал он.

Со своей стороны глава МИД РФ Сергей Лавров напомнил, что женевская встреча министров была промежуточной и прорывных решений на ней заведомо не ожидалось. "Энтони Блинкен сказал, что он удовлетворен состоявшимся обменом мнениями, который поможет им на следующей неделе — это было уже несколько раз подчеркнуто — представить нам письменную реакцию", — сказал Лавров журналистам. Имелась в виду реакция на декабрьские письменные предложения российской стороны.

Чуть позже на собственной встрече с прессой Блинкен подтвердил, что письменных ответов США действительно следует ожидать в означенный срок. Он также сообщил, что после этого диалог будет продолжен на министерском уровне, а при необходимости — и в личном общении президентов Владимира Путина и Джо Байдена

Госсекретарь напомнил, что не так давно лидеры уже встречались в Женеве.  
Президент США Джо Байден и президент России Владимир Путин во время встречи в рамках российско-американского саммита на вилле Ла-Гранж в Женеве, 16 июня 2021 года Михаил Метцель/ТАСС
Описание

Президент США Джо Байден и президент России Владимир Путин во время встречи в рамках российско-американского саммита на вилле Ла-Гранж в Женеве, 16 июня 2021 года

© Михаил Метцель/ТАСС

Как долго продлится и к чему приведет этот диалог, сейчас доподлинно не знает никто. Но факт остается фактом: Москва наконец добилась от коллективного Запада серьезного отношения к вопросам собственной безопасности, тревожащим ее все 30 постсоветских лет — как минимум с той декларации, которая была подписана президентами Борисом Ельциным и Джорджем Бушем — старшим 1 февраля 1992 года в Кэмп-Дэвиде и формально и юридически завершила период холодной войны. Нынешняя готовность США и НАТО обсуждать гарантии безопасности для России — это само по себе прорыв, изумляющий многих аналитиков и прогнозистов по обе стороны Атлантики. Все же помнят, каких трудов стоило России год назад убедить Вашингтон не отказываться хотя бы от последнего основополагающего документа по контролю над вооружениями — договора СНВ-3.

Угрозы или надежды?

В поп-культуре США есть легендарный персонаж — бейсболист Йоги Берра, чьи остроты популярны за океаном не меньше, чем у нас афоризмы незабвенного самородка-премьера Виктора Черномырдина. Так вот, Берра в свое время изрек: "Прогнозы строить трудно, особенно насчет будущего". Это, конечно, сермяжная правда. А я с большим интересом уже который год слежу за двумя группами авторитетных "аналитиков-евразийцев", которые именно этим и пытаются заниматься на берегах Москвы-реки и Гудзона.

На сей раз консалтинговое агентство МГИМО "Евразийские стратегии" озаглавило свой доклад о ключевых международных угрозах на текущий год "Перехват инициативы". Под стать выбрана и заставочная иллюстрация: мозаика Александра Дейнеки с изображением хоккеистов, энергично борющихся за шайбу. Выглядит это как политологический оксюморон: в названии — угрозы, в содержании — скорее надежды. 

Впрочем, авторы во главе с известным американистом Андреем Безруковым и деканом факультета международных отношений МГИМО Андреем Сушенцовым и не утверждают, что Москве непременно удастся перехватить инициативу. По их мнению, год как раз и должен показать, "насколько успешной" окажется избранная теперь "тактика".

Пока же они лишь констатируют, что Россия отказалась от прежнего "стратегического минимализма", воспринимавшегося на Западе как слабость, и выдвинула максималистские требования гарантий безопасности. Это "застало врасплох" США и НАТО и придало "такой импульс переговорному процессу, который мы не видели последние десятилетия". Западу пришлось всерьез задаться вопросом о том, "в чем состоят [его] подлинные интересы в отношениях с Россией" и готов ли он за них воевать. При этом "главные риски Запада лежат в политической плоскости — если надежность сдерживания России со стороны НАТО подвергнется сомнению, встанет вопрос об эффективности гарантий безопасности США своим союзникам", а это станет "потрясением для ЕС и сигналом для Китая", — утверждают российские специалисты.

Пока все же не Киссинджер…

Дальше в своем докладе они подробно анализируют складывающуюся ситуацию. Пишут об опасном "позиционном торге" вокруг главного требования Москвы — о нерасширении НАТО, в том числе на Украину и Грузию; и отказе от продвижения военной инфраструктуры альянса к российским границам. Предупреждают, что в случае провала торга "результатом может стать военное столкновение", но в то же время допускают, что, "если сторонам удастся договориться, отношения России и США могут на какое-то время выйти на плато". По пунктам рассматривают "условия достижения Россией и США соглашения по гарантиям безопасности", а также "ресурсы России в сценарии обострения отношений с Западом", "риски Запада в случае обострения кризиса" и устойчивость режима Владимира Зеленского и на Украине.

Сверх того, в исследовании содержатся разделы, посвященные двусторонним отношениям Москвы и Вашингтона, внутренней и финансово-экономической политике США, наконец — персонально помощнику Джо Байдена по национальной безопасности Джейку Салливану и его стратегическим замыслам. По-моему, для одного доклада, в котором все это занимает добрую половину текста, это все же перебор.

Помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан Chip Somodevilla/Getty Images
Описание

Помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан

© Chip Somodevilla/Getty Images

А уж прямое уподобление Салливана живому классику американской геостратегии Генри Киссинджеру — вообще, как мне кажется, непомерно щедрый аванс. Да, 45-летний помощник президента, работавший в прошлом на Хиллари Клинтон, давно считается в Демократической партии США своего рода вундеркиндом во внешней политике и восходящей звездой. Да, американские знакомые мне подтверждали, что он сильно "перетягивает на себя одеяло" во взаимодействии с более старшим по рангу и возрасту Блинкеном. Но какая судьба ждет стратегические концепции Салливана, уподобляющие ООН античному Парфенону и предлагающие взамен ситуативное "кружево (latticework) альянсов, партнерств и институтов", — это еще бабушка надвое сказала.

Без руля и ветрил?

Новый прогноз аналитиков из нью-йоркской Eurasia Group заострен именно на угрозах, точнее, на политических рисках для бизнеса, по заказам которого компания, собственно, и работает. В первую десятку таких рисков на 2022 год команда основателя и руководителя фирмы Иэна Бреммера включила и раздел, который целиком посвящен России. Но он поставлен лишь на пятое место — после продолжающейся пандемии COVID-19, "технополярного мира", ноябрьских промежуточных выборов в Конгресс США и "домашних забот Китая".

В целом доклад развивает любимую тему Бреммера — об опасности "Группы зеро" (G-Zero), т.е. мира без чьего-либо общепризнанного лидерства. В нынешнем году, по оценке заокеанских "евразийцев", США и Китай будут заняты в основном своими внутренними делами. Это, на их взгляд, с одной стороны, хорошо, поскольку "уменьшает вероятность войны", но с другой, "означает также ослабление глобального лидерства и координации", которые "отчаянно необходимы" мировому сообществу для согласованного ответа на главные, по мнению аналитиков, вызовы года — пандемийный и климатический.

Отрадно, что "нехватка лидерства, вызванная отступлением сверхдержав", отчасти восполняется усилиями других действующих сил — "менее влиятельных стран, корпораций, субнациональных органов власти и гражданского общества", пишут авторы. С их точки зрения, "нечто подобное происходит и на том "диком Западе", которым является сейчас цифровое пространство, все более контролируемое квазисуверенными технологическими фирмами".

"Но не всякий вакуум заполняется, — предупреждают эксперты. — Геополитическая рецессия превращает многие уголки мира — географические и тематические — в ничейную землю. Глобальный недосмотр позволит назревающим кризисам в Иране и на Украине стать более взрывоопасными. Из-за него продолжат также нагнивать гуманитарные трагедии в разных странах — от Мьянмы и Афганистана до Гаити, Венесуэлы и Эфиопии".

В целом "во всех этих отношениях нулевое лидерство в 2022 году будет углубляться", — утверждают авторы концепции G-Zero.

"По лезвию ножа"

Что касается России, они исходят из того, что Вашингтон и Москва идут сейчас в своих отношениях "по лезвию ножа". "То, что в прошлом году начиналось с постепенного наращивания сил на ближних подступах к Украине, трансформировалось в более широкое требование России о перестройке европейской архитектуры безопасности", — пишут заокеанские политологи. На их взгляд, все это "в сочетании с сохраняющимися тревогами по поводу вмешательства в выборы и операций в киберпространстве означает, что Россия близка к тому, чтобы спровоцировать международный кризис".

Правда, мнение о том, кто кого провоцирует, зависит, конечно, от точки зрения смотрящего. Понятно, что за океаном стрелки привычно переводятся на нашу страну. И остается радоваться хотя бы тому, что в данном случае в тексте нет ни оголтелой русофобии, ни чрезмерного алармизма.

"Дипломатия, скорее всего, предотвратит военную конфронтацию за счет фокусировки на областях, где возможен компромисс, — предрекают ньюйоркцы. — У Украины нет перспективы вступления в НАТО, хотя ни США, ни их союзники по НАТО не станут публично это признавать. Просто стороны могут достичь молчаливого понимания на этот счет. Согласие также возможно по другим вопросам, включая ограничения на передачу Украине вооружений и на военные учения близ российских границ".

"Но как будет на самом деле, предсказать очень сложно (it’s a very close call)", — признают Бреммер и его помощники. Они вполне допускают, что описанные уступки могут и не устроить Москву, которая, как известно, добивается письменных и юридически обязывающих гарантий безопасности. А в случае "прямого вторжения на Украину" Россия, по их оценкам, столкнется "как минимум" с запретом на участие физических и юридических лиц в США в операциях с российским суверенным долгом. Одновременно "силы НАТО придвинут свои передовые позиции ближе к границам России, усилив напряженность до уровня, какого не бывало со времени распада Советского Союза", — добавляют они.

Далее американцы рассматривают гипотетический сценарий с "официальной аннексией" Россией Донбасса для защиты населения региона от геноцида. Они почему-то называют такое развитие событий "менее драматичным", но при этом указывают, что оно "стало бы позорным провалом для администрации Байдена и внесло бы глубокий раскол в отношения между США и Европой". Наконец, упоминают аналитики и о "других связанных с Россией рисках" — от "вмешательства в промежуточные выборы" в США до кибератак на ключевые объекты американской инфраструктуры и выявления причастности Москвы к появлению у госслужащих США за рубежом симптомов так называемого "гаванского синдрома".

Все эти досужие домыслы ничем не подкреплены и со стороны выглядят, скорее, как почва для возможных антироссийских провокаций. Кстати, как только что сообщила телекомпания NBC, ЦРУ США теперь уже исключает, что тот же "гаванский синдром" мог быть плодом целенаправленных глобальных усилий некой враждебной США державы. Однако, как уже упоминалось, доклад Eurasia Group адресован прежде всего деловому сообществу, а тому по опыту известно, что новые санкции против России могут вводиться на любых основаниях, включая и "высосанные из пальца".

Завершают американцы российский раздел своего прогноза напоминанием о том, что "тесные отношения России с Китаем будут служить растущим основанием для тревоги со стороны США". "Любая вспышка в ситуации на Украине, скорее всего, сопровождалась бы как минимум случаями использования Китаем в пользу Москвы своего права вето в Совете Безопасности ООН, а возможно, и более провокационными военными маневрами китайцев в Южно-Китайском море", — полагают "евразийцы" в Нью-Йорке.

С оглядкой на Китай

Вообще, кстати, если у их доклада и есть некий общий лейтмотив, то это постоянная оглядка на Китай, оценка его планов, намерений и перспектив. В тексте упоминания о Китае встречаются почти втрое чаще, чем о России. Видимо, это опять-таки продиктовано заботой о том, что больше всего интересует клиентов фирмы.

Выдержаны оценки заокеанских аналитиков в основном в критических тонах. Так, единственное упоминание о предстоящей зимней Олимпиаде в Пекине сопровождается ссылкой на такие "разобщающие проблемы", как "принудительный труд и права человека". Так и написано — словно проблема не в нарушении этих самых прав, а в них самих. Обидно видеть, как благородное в основе своей понятие превращается в истасканный пропагандистский штамп.

На эту тему

Демократизаторский балаган Вашингтона:

А раздел о ковиде, служащий зачином для всего американского доклада, открывается следующим прогнозом: "Мы с пандемией разобрались, но она с нами еще нет. Финишная черта будет зависеть от того, где вы живете. Критически важно то, что китайская политика нулевой терпимости к ковиду потерпит провал".

Поясняя эту свою уверенность, авторы утверждают, что у населения КНР "практически нет антител к омикрону", т.е. новому, чрезвычайно заразному штамму вируса. По их оценкам, "после двухлетнего локдауна заново открывать страну стало более опасным"; ситуация "противоположна тому, что Си [Цзиньпин] хотел бы видеть перед переизбранием на третий срок, но он ничего не может поделать", поскольку "начальный успех [политики] "нулевого ковида" и личная приверженность ей Си делают смену курса невозможной". И, как общий вывод: "Наиболее успешная политика борьбы с вирусом обернулась наименее успешной".

Впрочем, в отдельном разделе доклада, посвященном КНР, оценки более умеренные. Общие выводы сводятся к тому, что "в нынешнем году американо-китайские отношения не достигнут кризисного уровня, а домашние условия в Китае не подорвут политическую стабильность в стране — и не торпедируют заявку Си на исторический третий срок".

Российские специалисты в своем прогнозе также упоминают Китай достаточно часто. Основные два раздела посвящены "переходу к модели несменяемой власти в КНР" (по мнению экспертов МГИМО, в нынешнем году этот процесс должен завершиться) и "вероятности эскалации кризиса вокруг Тайваня" (она оценивается как низкая). Если подход кому-то покажется недостаточно комплиментарным, то все искупается фотографией, на которой Владимир Путин и Си Цзиньпин улыбаются и жмут друг другу руки. Подпись свидетельствует о том, что снимок был сделан после продления российско-китайского договора о дружбе. 

"Внутренний враг"

Поскольку я всегда исходил из того, что рецепты внешней политики готовятся на домашней политической кухне, для меня едва ли не самыми интересными в американском докладе были оценки внутриполитической ситуации в США и перспектив ее развития. Надо признать, высказываются на эту тему ньюйоркцы без обиняков.

"Соединенные Штаты — это самая могущественная в мире страна: единственная, способная проецировать военную, экономическую, дипломатическую и культурную мощь в любую часть света, — пишут они в преамбуле своего прогноза. — Это также самая политически разобщенная и дисфункциональная [страна], с наибольшим экономическим неравенством и наименьшим уровнем вакцинации среди всех промышленно развитых демократий "Большой семерки".

Выпуск доклада совпал с первой годовщиной бурной акции протеста у стен Конгресса США, сопровождавшейся захватом Капитолия. По мнению авторов, задним числом эта "крупнейшая домашняя политическая трагедия" США воспринимается, как "политическое сражение, формирующее два совершенно разных восприятия политической истории гражданами, которые все чаще видят в домашних оппонентах своих главных врагов".

Навстречу "украденным" выборам?

Конечно, все это прямо проецируется на предстоящие ноябрьские выборы. С точки зрения авторов, те станут "одними из важнейших в истории США", поскольку будут сопровождаться взаимными обвинениями в мошенничестве со стороны Демократической партии власти и республиканской оппозиции и "подготовят почву для президентских выборов 2024 года, на которых Дональд Трамп, если станет участвовать, либо прямо выиграет, либо постарается украсть победу". Поэтому аналитики считают, что "голосование нынешнего года само по себе кризиса не вызовет, но станет историческим поворотным пунктом".

Успех республиканцев на этих промежуточных выборах "уже предопределен", — утверждают политологи. Партия Трампа "почти наверняка" вернет себе контроль над палатой представителей Конгресса, "а потенциально — и над Сенатом"; при любом исходе "десятки миллионов американцев будут считать итоги выборов подтасованными".  

Дональд Трамп во время встречи со сторонниками республиканской партии во Флоренсе, Аризона, США, 15 января 2022 года Mario Tama/Getty Images
Описание

Дональд Трамп во время встречи со сторонниками республиканской партии во Флоренсе, Аризона, США, 15 января 2022 года

© Mario Tama/Getty Images

Что касается очередного президентского цикла, по оценке Бреммера и его коллег, "если Трамп захочет получить номинацию своей партии, то никто из республиканцев не имеет реальных шансов ему в этом помешать". А новое президентство Трампа, на их взгляд, "не стало бы концом американской демократии, но принесло бы с собой ослабленную и неэффективную федеральную бюрократию, массовые акции гражданского неповиновения в США и возврат к сбивчивой, изоляционистской внешней политике". При этом "повысился бы риск крупного (намеренного или непреднамеренного) глобального конфликта", произошло бы "глубокое и перманентное ослабление глобальных позиций Америки".

Поражение же Трампа на выборах, как предупреждают аналитики, могло бы привести к "еще более плачевным последствиям для страны, поскольку [он] не сдался бы без боя". Мог бы повториться кризисный прецедент 1876 года, когда ситуация после выборов зашла в тупик, не имевший законного конституционного решения и требовавший политического компромисса.

На эту тему

"Русский мир" в Америке:

Более того, эксперты предупреждают, что при определенном стечении обстоятельств "победа на президентских выборах 2024 года в США может быть украдена и у страны появится президент, не избранный выборщиками". "Никакого действующего юридического механизма для предотвращения такого исхода не существует", — добавляют они. Как известно, избирательная система за океаном — архаичная, непрямая и очень сложная.   

Конечно, подобный сценарий чреват для США тяжелейшими последствиями. "Общенациональный кризис политической легитимности мог бы спровоцировать внутренний терроризм и привести к созданию автономных зон протеста по всей стране, — пишут ньюйоркцы. — На фоне такой политической нестабильности мятеж 2020 года (и социальные потрясения 1968-го) выглядели бы детской забавой. Федеральное правительство стало бы структурно дисфункциональным. В таких местах, как Калифорния, усилились бы сепаратистские движения. Глубоко и, скорее всего, постоянно занятые у себя дома, США перестали бы проецировать влияние за рубежом и открыли бы дверь для России, Китая и других стран, готовых оспаривать статус-кво в сферах своих коренных национальных интересов".

Человек предполагает, а Бог располагает

Честно говоря, даже с чисто российских позиций подобная перспектива выглядит не столько заманчивой, сколько пугающей. Катаклизмы в одной из глобальных ядерных держав заведомо никому не нужны. А апокалиптические сценарии лишний раз напоминают, что об укреплении основ международной безопасности надо заботиться безотлагательно и как можно более основательно. К чему, собственно, и призывает сейчас Россия.

У прогнозов же есть то важное достоинство, что они редко сбываются. Сужу об этом уверенно, поскольку десятилетиями перелопачивал всевозможные "прогнозно-аналитические доклады" по обе стороны Атлантики. Поэтому же на меня производит впечатление даже частичное выполнение планов, объявляемых с высоких трибун. На мой взгляд, в России в последние годы дела с этим обстоят в целом лучше, чем в Америке.

Вот и исследования отечественных и заокеанских "евразийцев" тоже наталкивают меня на мысль о том, что человек предполагает, а Бог располагает. Правда, наши эксперты утверждают, что их прошлогодние прогнозы реализовались на 80–100%, а наполовину ошиблись они лишь с составом новой правительственной коалиции в Германии.

Но мне, например, в их предыдущем докладе самым любопытным и важным показался тезис о том, что в мире формируется "то, что можно назвать новым движением неприсоединения", причем при лидирующей роли России. А у меня совершенно нет впечатления, что в минувшем году росли ряды тех, кто хочет отмежеваться и от США, и от Китая с их противостоянием. С другой стороны, и любимый тезис Бреммера о "геополитической рецессии" оправдывается, по-моему, разве что в плане продолжающегося неуклонного ослабления доминирующих позиций Вашингтона в современном мире.

На самом деле прогнозы, по большому счету, лишь очерчивают пределы того, что кажется их авторам вероятным или хотя бы возможным. А читатели выбирают из предложенных версий те, которые им представляются наиболее убедительными или просто больше нравятся. Мне, например, хочется верить в правоту экспертов МГИМО, когда они пишут, что "ожидают затишья в Донбассе, на Черном море и на Балтике, по крайней мере, пока идут переговоры о гарантиях безопасности России со стороны США и НАТО".

Думаю, такой вариант был бы оптимальным для всех. Будем надеяться, что этот прогноз окажется точным. Станем с интересом ждать обещанной Блинкеном новой встречи Путина и Байдена. Но не станем забывать и предупреждение Йоги Берры о том, как сложно заглядывать в будущее.

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии