Автор детективов Питер Джеймс: cоцсети открывают дорогу для преступлений

Литература

202 Просмотры 0

Англичанина Питера Джеймса называют одним из лучших современных писателей в жанре детектива. Он создатель знаменитой серии романов о суперинтенданте Рое Грейсе, автор множества бестселлеров по версии The New York Times и The Sunday Times, лауреат литературных премий. Его книги были переведены на 37 языков и разошлись по всему миру тиражом более 19 млн экземпляров.

70-летний Питер Джеймс приехал в Россию со своей новой книгой "Умрешь, если не сделаешь", где главный герой — снова Рой Грейс, распутывающий похищение сына известного бизнесмена, которое произошло во время футбольного матча. Писатель рассказал в интервью ТАСС о своей следующей книге про интернет-преследования на сайтах знакомств, будущем телесериале про Роя Грейса, опасности соцсетей (где он тем не менее зарегистрирован), поделился своим отношением к славе и к московской полиции, а также вспомнил о том, как участвовал в поисках пропавшего в Москве англичанина и спасался от навязчивой поклонницы, которая устроила перестрелку рядом с его домом.

— Питер, вы к нам с новой книгой?

— Да.

— В октябре ваш новый роман вошел в десятку самых продаваемых и самых читаемых книг в России. Как воспринимаете свой успех у читателей других стран, он важен для вас?

— Конечно, мне это нравится. Писательство — это такая универсальная вещь, это, как правило, истории про интересных героев. Мы читаем книги, чтобы узнать о героях что-то новое

Они могут быть нам не очень симпатичны, как, например, Ганнибал Лектер, но если они нам интересны, мы возьмем книгу в руки. Хорошие герои интернациональны, они не знают границ, в том числе и языковых. В Англии русская литература, кстати, тоже очень популярна. У нас читают Федора Достоевского, это один из моих любимых писателей. Также в Англии много читают американцев, японцев, шведов. Меня как писателя факт, что мои книги читают в других странах, даже больше волнует, чем популярность в Англии.

— Вышло уже 14 романов про Роя Грейса, нет ли усталости от этого персонажа? Нет ли мыслей, что вот еще две-три книги про него и хватит?

— Нет, он меня совершенно не утомил. У Роя есть реальный прототип, это один из моих лучших друзей. Мы познакомились лет 20 назад, когда он был совсем молодым инспектором полиции, потом возглавлял департамент, который занимался убийствами, то есть был суперинтендантом, как и Рой. В 2013 году я вступил в брак, он был моим шафером на свадьбе. По сути мы работаем вместе. Когда планирую новую книгу, мы вместе приходим в паб и обсуждаем ее. Сейчас он на пенсии. Также я знаком и со многими молодыми полицейскими, которые ведут дела, с ними мы тоже работаем. Идем в паб, выпиваем и рассуждаем о будущих книгах. Кстати, я встречался и с московской полицией во время своего приезда в 2007 году. Это было очень интересно. Мир полиции невероятно увлекательный. Мне кажется, именно люди, работающие в полиции, видят то разнообразие мира, с которым больше не сталкивается никто.

Раз вы знакомы с нашей полицией, не было ли мыслей следующий роман посвятить какой-нибудь криминальной истории, которая произошла в России? Не хотят работники правоохранительных органов поделиться с вами чем-нибудь сенсационным?

— Да, такая идея была и есть. Когда приезжал в Россию в 2012 году, случился инцидент с англичанином, который пропал в Москве. И в морге лежало тело, которое никто не мог идентифицировать. Я привез от английской полиции все приметы пропавшего англичанина. Но это был не он. Это меня заставило задуматься о том, где же все-таки тот самый человек? Так что я до сих пор размышляю над этой темой.

— То есть надежда на то, что когда-нибудь Рой Грейс будет расследовать преступление в России, все-таки существует?

— Было бы очень интересно это сделать. У вас такая необычная страна — с богатой историей, культурой, она очень отличается от Европы. Было бы любопытно посмотреть, как Рой Грейс будет работать с московской полицией.

— Ваши романы называются очень специфично. В русском переводе они, к примеру, звучат так: "Убийственно просто", "Убийственно красиво", "Убийственно жив"... Если продолжить этот ряд, как бы вы сказали про Россию? "Убийственно интересно" или "Убийственно скучно"?

(Смеется.) Очень хороший вопрос. Нужно подумать. Наверное, это будет что-то связанное с символами России. Может быть, в словосочетании "Красная площадь" я бы заменил слово "Красная" на "убийственная". "Убийственная площадь", да.

— Все-таки "убийственная"... В названиях ваших романов очень много производных от слов "убийство" и "смерть". Это какое-то заигрывание со смертью с вашей стороны, какие-то фобии или просто так сложилось?

— Объясню. В названиях моих ранних романов, как правило, было всего одно слово. И сложно было поставить копирайт. Я написал "Сумерки" — вышла одноименная серия Стефани Майер про вампиров, написал "Алхимика" — вышел "Алхимик" Коэльо. Когда я написал первый роман про Роя, в голове уже было название: "Убийственно просто". И мне начали писать люди, спрашивать, будет ли это такая "смертельная" серия. И я подумал, что да, это неплохая идея. Потом были "Убийственно красиво", "Убийственно жив" и все в том же ключе.

— То есть это не фобии и не заигрывание со смертью?

— Нет, это заигрывание с читателем. Я сразу стараюсь дать общее представление о том, что будет происходить в книге. Люди любят читать про убийства. Убийство — это единственное преступление, которое необратимо. Ты не можешь вернуться назад. Никак не можешь это компенсировать. Если я сейчас украду ваши часы, я могу отдать их потом назад. Но если вы меня убьете, то не сможете вернуть мне жизнь. И в основе любого детектива, как правило, лежит убийство. Я думаю, что всем интересно, в чем разница между нами и людьми, способными на убийство. Человек думает: "Может быть, и я бы смог это сделать?" или — "Боже, нет, я бы никогда!".

— Недавно перечитала ваш роман "Клеймо смерти". Там тоже следствие ведет Рой Грейс. И в книге убийца следит за своей будущей жертвой через ее посты в Facebook. Считаете ли, что соцсети потенциально опасны? Есть такая версия, что человек, много рассказывающий о себе в соцсетях, подставляет себя под удар, согласны с этим?

— Это угроза. И это огромная угроза. Моя следующая книга, которая выйдет в 2019 году, как раз про это, про преследования с помощью социальных сетей. Думаю, все современные технологии, соцсети открывают дорогу для преступлений, причем не только для убийств. У английской полиции есть такое понятие, как летучка, ее в шутку называют "утренняя молитва", на которой обсуждают, что случилось в округе за последние 24 часа — убийства, изнасилования, кражи. И вот 12 лет назад я попал на такое собрание, инспектор сказал: "Ты сюда попал в исторический день — у нас за ночь не случилось ни одного преступления". Я ответил: "Ну поздравляю вас, преступность побеждена". Он засмеялся и возразил: "Знаешь, сегодняшние преступники могут заработать гораздо больше денег в интернете. Видимо, в следующие десять лет именно интернет станет самым серьезным источником доходов для преступников". И он был абсолютно прав. Это могут быть социальные сети, Facebook, Instagram, Twitter. Например, вы уезжаете в отпуск, начинаете выкладывать фотографии. А кто-то за вами следит и знает: "Ага, она не дома, путь свободен".

— Правильно понимаю, что сами вы остерегаетесь пользоваться соцсетями?

— Ну что вы, я всюду есть, всюду зарегистрирован. И в Facebook, и в Instagram, и в Twitter. Причем я там очень активен, обожаю все это. Люблю общаться со своими читателями.

— Соцсетями пользуетесь, но, наверное, фотографии из отпуска приберегаете для семейного архива?

— Выкладываю и личные фотографии, но стараюсь быть осторожным. Если путешествую, обычно выкладываю фотографии уже когда возвращаюсь. Просто я, к сожалению, хорошо представляю, каково это, когда за тобой следят. У меня 11 лет был самый настоящий преследователь. Около восьми лет назад он даже стрелял рядом с нашим домом. Меня не было в городе, дома находилась моя бывшая подружка. И услышала выстрелы. Самое ужасное, что преследователем оказалась женщина, она была просто одержима. Она появлялась на всех презентациях моих книг, садилась в первый ряд. Это даже вдохновило меня на несколько романов, но в целом приятного мало.

— Сейчас все в порядке, она успокоилась?

— Да, пару лет уже все спокойно. Я написал заявление в полицию с запретом приближаться ко мне.

—​​​​​​​ Будем надеяться, что в Россию она вслед за вами не прилетела.

— ​​​​​​​ Да уж, не хотелось бы. Но я всегда настороже.

—​​​​​​​ В новой книге про интернет-преследования главным героем тоже будет Рой Грейс?

— Да, он. В этом романе я расскажу про четверых людей, которые попались на удочку мошенников с сайтов знакомств. Один из них пытается разобраться, кто стоит за этим мошенничеством, и его убивают.

—​​​​​​​ Называться будет "Убийственно виртуально"?

—​​​​​​​ Ну почти. Я назвал роман "Мертв с первого взгляда". Но мы, конечно, не знаем, как переведут на русский язык. Но если говорить серьезно, в прошлом году только в графстве Сассекс около сорока человек потеряли в общей сложности €50 млн из-за подобных махинаций. Мужчины и женщины регистрируются на сайтах знакомств, начинают общаться с несуществующими людьми, с фальшивыми фотографиями, с придуманными биографиями. Причем, согласно статистике, такие преступления совершают выходцы из Ганы (Западная Африка) и Нигерии. Плюс — Восточная Европа: Румыния, Албания. Я слышал, что там в школах учат тому, как в интернете таким способом зарабатывать деньги. Тебя учат, как правильно общаться с людьми на Западе. У них такое мнение: "Запад нас использовал 500 лет, теперь мы им отплатим той же монетой".

—​​​​​​​ В одном из ваших романов герои говорят про сериал "Во все тяжкие" и рассуждают о том, влияют ли телевидение, фильмы о преступлениях, те же детективы на психику людей. Как считаете, влияют?

—​​​​​​​ Тоже хороший вопрос, я много об этом думал. Если посмотреть на историю человечества, нет ни одного случая, когда кто-то реализовал в жизни что-то подсмотренное в сериалах или в детективах. Может, фильм ужасов на это и способен вдохновить, но не детектив. Лично я стараюсь в своей прозе показывать интеллектуальный детектив, не делать преступления привлекательными. Так же и в сериале "Во все тяжкие". Это неглупый сериал, вряд ли кто-то решит после его просмотра стать наркодилером. Считаю, что хороший детектив должен исследовать человеческую натуру. Я обычно пытаюсь показать, как выглядит преступление с точки зрения жертвы, что она делает, дабы спровоцировать свою смерть, как действует убийца, как реагирует полиция. Я хочу дать полную картину со всех сторон. Что так сильно злит людей, совершающих убийство? Думаю, хорошие книги не толкают людей на преступления.

—​​​​​​​ Мне очень странно, что до сих пор нет экранизаций ваших романов про Роя Грейса. По крайней мере, в России об этом ничего не известно. Но это же золотая жила, можно сделать целую серию фильмов —​​​​​​​ как про Эркюля Пуаро или Шерлока Холмса.

—​​​​​​​ Три моих старых книги были экранизированы, по ним поставили мини-сериалы. Одна из книг про Роя Грейса будет экранизирована в Англии в будущем году. Это сериал на много сезонов, думаю, первый из них покажут в России уже в 2020 году.

—​​​​​​​ Известно, кто сыграет главного героя?

—​​​​​​​ Пока нет. У нас есть идея, пока ее нельзя озвучивать. Но я очень взволнован этим проектом, работаю вместе с телевизионщиками. Они начнут снимать весной или осенью, в зависимости от занятости исполнителя главной роли.

—​​​​​​​ Понимаю ваше волнение, но вы же совсем не новичок в кино, у вас есть собственная продюсерская компания, вы продюсировали фильмы "Голова в облаках" с Шарлиз Терон, "Венецианский купец" с Аль Пачино. Не хотите просто взять проект в свои руки?

—​​​​​​​ Компания по-прежнему у меня есть, но в последнее время я сосредоточился исключительно на писательской деятельности. Мне больше нравится писать, чем продюсировать. Сочинять книги —​​​​​​​ это так хорошо, не надо ничего ни с кем согласовывать, пишешь и пишешь себе. А когда делаешь кино —​​​​​​​ нужно постоянно сражаться.

—​​​​​​​ Не обидно, что ваши книги читают миллионы, а в лицо вас знают единицы. Не завидуете тому же Аль Пачино, который приехал бы в Москву и не успевал бы отбиваться на улице от поклонниц?

—​​​​​​​ Нет, мне это даже нравится. В этом и есть прелесть писательства — ты известен, но никто тебя не дергает на улице, ты достаточно анонимен. В Англии ко мне подходят на улице за автографом ну максимум три-четыре раза в неделю. Анонимность помогает и при контактах с людьми, дает возможность разговаривать с ними как обычному человеку. Когда я пишу книгу, мне приходится много общаться, собирать информацию. И я получаю честные ответы. А если бы они знали, что я писатель, все могло бы быть совсем не так.

Беседовала Наталья Баринова

Как Вы оцените?

0

ПРОГОЛОСОВАЛИ(0)

ПРОГОЛОСОВАЛИ: 0

Комментарии